государственный механизм защиты прав личности не включает

Школа

Национальный механизм защиты прав человека преобладает над конвенционным

15 мая на IX Петербургском международном юридическом форуме обсудили национальные и международные формы судебной защиты прав человека

Дискуссионная сессия «Соотношение национальных и международных форм судебной защиты прав человека» была посвящена развитию национальных средств правовой защиты. Эксперты обсудили определение исчерпаемости национальных средств правовой защиты перед обращением в международные органы, возможность активизации участия высших национальных судов в качестве обязательной инстанции перед использованием наднациональных механизмов защиты прав и в целом перспективы развития сотрудничества между национальными и международными судами.

В сессии приняли участие Уполномоченный Российской Федерации при Европейском cуде по правам человека – заместитель министра юстиции РФ Михаил Гальперин, советник Президента РФ, председатель Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) Михаил Федотов, судья Конституционного Суда РФ Николай Бондарь, заместитель председателя Верховного Суда РФ, председатель Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда РФ Татьяна Петрова, заведующий кафедрой международного права МГУ имени М.В. Ломоносова Алексей Исполинов, заведующий центром зарубежного законодательства и сравнительного правоведения Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ Анатолий Ковлер, председатель Государственного совета Турции Зеррин Гюнгер, министр юстиции Словении Андрея Катич, судья Конституционного Суда Испании Кандидо Конде-Пумпидо, судья Европейского суда по правам человека Юлия Моток, директор дирекции по правам человека Совета Европы Кристоф Пуарель.

Модератором сессии выступил судья ad hoc Европейского суда по правам человека, доцент кафедры коммерческого права Санкт-Петербургского государственного университета Андрей Бушев.

С приветственным словом к участникам обратился Михаил Гальперин. Он отметил безусловную важность темы дискуссионной сессии не только для России, но и для всех государств, входящих в Совет Европы. «Россия имеет свой путь в развитии средств правовой защиты, который, в первую очередь, связан с практикой Европейского суда по правам человека», – сообщил заместитель министра юстиции РФ. При этом он напомнил, что 7 мая 2019 г. Правительство РФ внесло в Государственную Думу законопроект, устанавливающий национальный компенсаторный механизм возмещения вреда, причиненного ненадлежащими условиями содержания в местах лишения свободы. «Надеюсь, что этот законопроект и есть пример того, как мы можем национальной юрисдикцией разгрузить международный суд и взять на себя большую часть дел, которые могут быть разрешены эффективно российской судебной системой», – заявил он.

Уполномоченный РФ при ЕСПЧ также отметил, что вопрос наличия национальных средств правовой защиты тесно связан с территориями с так называемым серым статусом. «Важно, чтобы мы вместе определили, как же сделать так, чтобы права проживающих на этих территориях людей защищались должным образом, без каких-либо “юридических иллюзий”. Необходимо понимать, какие же средства правовой защиты существуют именно на этих территориях, и если они эффективны и соответствуют конвенционным, то было бы разумно отдать защиту прав этим территориям», – заключил Михаил Львович.

По словам судьи Конституционного Суда РФ Николая Бондаря, в механизме защиты прав человека решающая роль принадлежит национальному государству. И в рамках национальных средств защиты прав человека особое место занимает Конституционный Суд. «Признавая те или иные требования закона неконституционными, мы переходим на более высокий уровень стандартов, связанных и с защитой прав человека, и с нормативным содержанием закона, и с правоприменительной практикой. В основе этого должна лежать конституционная максима: несправедливый закон не может иметь конституционного значения. Эта сложная и ответственная задача выполняется Конституционным Судом РФ», – отметил Николай Семёнович.

Говоря об общих подходах в соотношении национальной конституционной и конвенционной юрисдикций, Николай Бондарь упомянул о том, что в практике конституционного правосудия РФ и положения Европейской Конвенции по правам человека, и решения Европейского Суда активно использовались в решениях Конституционного Суда РФ еще до ратификации Конвенции 30 марта 1998 г. «Таким образом, через конституционное правосудие мы стимулировали, а в какой-то степени даже обеспечивали квазипризнание европейской юрисдикции», – добавил судья. Он также указал на ту значительную роль, которую Европейский Суд занимает в конституционном правосудии России, отметив, что на сегодняшний день более 30% постановлений Конституционного Суда содержат отсылки на решения ЕСПЧ и положения Конвенции.

Советник Президента РФ, председатель СПЧ Михаил Федотов в своем выступлении выделил феномен национальных правозащитных учреждений, где сочетаются судебная и внесудебная формы защиты прав человека. В России есть несколько таких учреждений. Это институты Уполномоченного по правам человека, Уполномоченного по правам ребенка, Уполномоченного по защите прав предпринимателей, обладающие определенными процессуальными полномочиями. Они могут участвовать в судебных процессах. СПЧ такими полномочиями не обладает, однако также участвует в судебной защите прав человека. Он дает юридические заключения по конкретным резонансным делам, касающимся именно соблюдения прав человека, которые направляются в Конституционный и Верховный Суды РФ. При этом, по словам Михаила Александровича, очень нередки случаи, когда Конституционный Суд РФ, принимая решения, опирался на юридическую позицию СПЧ.

Председатель Государственного совета Турции Зеррин Гюнгер рассказала о механизмах защиты прав человека в Турции, отметив при этом, что национальная система защиты прав человека должна быть основной, а международная – дополнительной.

Заведующий центром зарубежного законодательства и сравнительного правоведения Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ Анатолий Ковлер в своем выступлении уделил внимание существующему в практике соотнесения норм конфликту толкований. По его словам, очень часто возникающие между Конституционным Судом и ЕСПЧ конфликты СМИ подают как «жареные» факты. «Это происходит и на уровне судов интеграционных объединений и не надо делать из этого трагедию, поскольку речь действительно идет о конфликтах толкования, а не о конфликтах юрисдикций. Искусство права как раз в том, чтобы найти в этих мнениях точки соприкосновения», – резюмировал Анатолий Иванович.

По мнению Анатолия Ковлера, «главным критерием исчерпанности внутренних средств правовой защиты являются те средства, которые гражданин вправе использовать самолично, которые не должны ограничиваться дискреционными полномочиями должностного лица».

«Не может быть права без правовой защиты. Именно поэтому Европейская Конвенция придает важность средствам защиты. Конвенция не изобретает новых прав, а расширяет механизмы эффективной судебной защиты прав в первую очередь на национальном уровне, а затем на общеевропейском», – отметил в своем выступлении директор по правам человека Генерального директората по правам человека и верховенству права Совета Европы Кристоф Пуарель.

Он также рассказал об успешном сотрудничестве России и Совета Европы в развитии и укреплении национальных средств судебной защиты.

В заключение Кристоф Пуарель добавил, что государствам – участникам Конвенции необходимо в полной мере использовать европейскую программу правового образования Совета Европы, Программу HELP, направленную на укрепление внутренних средств судебной защиты. Она дает судьям, прокурорам, адвокатам надлежащий инструментарий, позволяющий проводить решения, основанные на конвенциях, внутри своего государства.

В рамках дискуссии эксперты пришли к единому мнению, что права и свободы граждан должны обеспечиваться и защищаться на национальном уровне. Тогда как конвенционный механизм защиты должен стать экстраординарным.

Текст: Анна Стороженко
Фото: Сергей Коньков / Фотохост-агентство ТАСС

Источник

32.4 Механизмы защиты прав человека

Механизмы защиты прав человека

Принято различать внутригосударственные и международные способы и средства защиты прав и свобод человека. Внутригосударственная система обусловлена обязанностью государства признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина (ст. 2 Конституции РФ).

К внутригосударственным способам и средствам относятся:

1) институт обжалования действий и решений государственных и муниципальных органов, должностных лиц, государственных служащих в вышестоящие административные органы;

2) судебная защита (ч. 1 и 2 ст. 46 Конституции РФ), включая право на получение квалифицированной юридической помощи (ст. 48);

3) институт Уполномоченного по правам человека, к которому могут обращаться все, кто считает себя ущемленным в конституционных правах, а также с жалобами на решения или действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления, должностных лиц. Сам Уполномоченный не может применить методы принуждения, но он вправе обратиться в суд с заявлением в защиту нарушенных прав и свобод либо в компетентные органы, в том числе в прокуратуру и Конституционный Суд РФ. Должность Уполномоченного по правам человека учреждена в России в 1994 г., а Федеральный конституционный закон, регулирующий деятельность, принят в 1997 г. Ныне в России введен институт Уполномоченного по правам ребенка;

4) Конституционный Суд Российской Федерации. В него можно обратиться за защитой не любых, а именно конституционных прав и свобод. Правом на подачу жалобы обладает только участник уголовного, административного процесса или сторона гражданского дела. Конституционный Суд проверяет конституционность конкретного закона, а не само дело. Жалоба может быть подана на любой стадии рассмотрения дела: после его завершения или начала разбирательства в соответствующем органе.

Защита прав и свобод личности обеспечивается не только государственными мерами, но и индивидуальными возможностями гражданина, который вправе защищать свои права и свободы всеми не запрещенными законом способами — право на самозащиту (ч. 2 ст. 45 Конституции РФ). Большую роль в защите прав и законных интересов человека играют разнообразные институты гражданского общества, в том числе правозащитные объединения граждан.

Международные механизмы защиты прав человека образуют специальные органы, осуществляющие международный контроль за деятельностью государств в сфере обеспечения и охраны прав человека. Такой контроль реализуется на двух уровнях: в рамках ООН (так называемый универсальный уровень) и на региональном, например в рамках Совета Европы, СНГ и др.

При ООН действует Комиссия по правам человека, которая рассматривает любые гуманитарные вопросы. В составе Секретариата ООН создан Центр по правам человека, а в 1993 г. учреждена должность Верховного комиссара ООН по правам человека.

Кроме того, образованы специальные органы на основе отдельных конвенций, например, на основе Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации (1966) создан Комитет по ликвидации расовой дискриминации; в соответствии с Международным пактом о гражданских и политических правах — Комитет по правам человека; на основании Конвенции о правах ребенка (1989) — Комитет по правам ребенка и т. д.

Решения международных органов не носят обязательного характера для государства, чьи действия нарушают права человека, но создают вокруг него негативное общественное мнение мирового сообщества.

Из региональных международных органов наиболее эффективно работает Европейский Суд по правам человека, куда могут обращаться не только государства-участники, но и неправительственные организации, группы лиц и отдельные личности, которые, по их мнению, стали жертвами нарушения со стороны властей Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. Жалобы на действия частных лиц Европейским Судом не принимаются. Решение Европейского Суда является окончательным и обязательным для государств — участников Конвенции 1950 г. Суд вправе взыскать с государства, чьи действия обжалуются, расходы на оплату судебной процедуры или суммы в пользу выигравшего процесс заявителя. Государство, не выполнившее решение Суда, может быть подвергнуто штрафу, возможно и приостановление его членства в Совете Европы.

Читайте также:  аанг какой по счету аватар

Таким образом, главным средством защиты прав человека служат национальные суды и другие органы государства, которые обязаны защищать не только конституционные права и свободы, но и права, предусмотренные международными договорами, иными документами, подписанными и ратифицированными государством-участником. Вместе с тем следует отметить тенденцию существенного дополнения национальных правовых механизмов международными. Это свидетельствует о том, что проблема прав человека перестала быть исключительно внутренним делом каждого государства и переросла в фактор международной политики и объект заботы всего мирового сообщества.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Читайте также

Статья 6. Соблюдение прав и свобод человека и гражданина, прав юридического лица при осуществлении государственной судебно-экспертной деятельности

Статья 6. Соблюдение прав и свобод человека и гражданина, прав юридического лица при осуществлении государственной судебно-экспертной деятельности Государственная судебно-экспертная деятельность осуществляется при неуклонном соблюдении равноправия граждан, их

§ 1.2. Понятие и классификация прав человека

§ 1.5. Соотношение прав человека и прав гражданина

Гарантии прав и свобод человека и гражданина. Возможность ограничения прав и свобод

Гарантии прав и свобод человека и гражданина. Возможность ограничения прав и свобод Президент РФ является гарантом прав и свобод человека и гражданина (п. 2 ст. 80). Федеральное Собрание осуществляет защиту прав и свобод посредством законодательной деятельности.

Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека

Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека г. Москвы 127994, г. Москва, Вадковский переулок, дом 18, строение 5 и 7 Руководитель – Онищенко

1.3. Институт защиты прав потребителей в российском и зарубежном законодательстве. Европейские стандарты обеспечения прав потребителей

1.3. Институт защиты прав потребителей в российском и зарубежном законодательстве. Европейские стандарты обеспечения прав потребителей Отношения в области защиты прав потребителей регулируются Гражданским кодексом РФ, Законом о защите прав потребителей, другими

5.5. Механизмы реализации и защиты права на уважительное и гуманное отношение

5.5. Механизмы реализации и защиты права на уважительное и гуманное отношение а) Попытайтесь выстроить с врачом ту модель отношений, которая удобна вам. Помните, что изменение модели по ходу отношений может вызвать у врача недоумение и иные нежелательные реакции, какие

§ 5. Гарантии прав человека и гражданина

§ 5. Гарантии прав человека и гражданина Гарантии – это система условий, средств и способов, обеспечивающих всем и каждому равные правовые возможности для выявления, приобретения и реализации своих прав и свобод. Их классификация может быть проведена по различным

Управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека РФ по федеральным округам

Предисловие Трудно представить себе человека, который никогда бы не сталкивался с проблемами при покупке товара или получении услуги. Довольно часто бывает так: к современной дорогой иностранной бытовой технике инструкции по пользованию на русском языке нет, поэтому

СТАТЬЯ 6. Соблюдение прав и свобод человека и гражданина, прав юридического лица при осуществлении государственной судебно-экспертной деятельности

СТАТЬЯ 6. Соблюдение прав и свобод человека и гражданина, прав юридического лица при осуществлении государственной судебно-экспертной деятельности Государственная судебно-экспертная деятельность осуществляется при неуклонном соблюдении равноправия граждан, их

«ВОПРОСЫ ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ ПО НАДЗОРУ В СФЕРЕ ЗАЩИТЫ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ И БЛАГОПОЛУЧИЯ ЧЕЛОВЕКА»

«ВОПРОСЫ ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ ПО НАДЗОРУ В СФЕРЕ ЗАЩИТЫ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ И БЛАГОПОЛУЧИЯ ЧЕЛОВЕКА» В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 9 марта 2004 г. № 314 «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти» Правительство Российской

68. МЕХАНИЗМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО КОНТРОЛЯ ЗА СОБЛЮДЕНИЕМ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

68. МЕХАНИЗМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО КОНТРОЛЯ ЗА СОБЛЮДЕНИЕМ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА Контрольные механизмы представляют собой определенные организационные структуры (комитеты, рабочие группы, специальные докладчики и т. д.). Не следует отождествлять международные контрольные

«Декларация прав человека и гражданина»

«Декларация прав человека и гражданина» Одним из важнейших решений Учредительного собрания стала «Декларация прав человека и гражданина» (26 августа 1789 г.). В этом документе были провозглашены принципы утверждаемого революцией общественного государства, а также

103. Конституционный статус человека и гражданина в РФ и институт основных прав и свобод человека и гражданина в РФ

103. Конституционный статус человека и гражданина в РФ и институт основных прав и свобод человека и гражданина в РФ Правовое положение (статус) человека и гражданина в полном объеме характеризуется совокупностью прав, свобод и обязанностей, которыми он наделяется как

32.2 Классификация прав человека

32.2 Классификация прав человека Различают три поколения прав человека в зависимости от времени их провозглашения.К первому поколению относятся гражданские и политические права, которые призваны ограждать человека от незаконных вмешательств со стороны как государства,

§ 34. Нарушения прав человека

§ 34. Нарушения прав человека Нарушения прав человека многообразны, как и деятельность людей. Есть жестокие и циничные, варварские нарушения прав человека. Жертвами нарушений становятся многочисленные группы людей, а подчас и целые народы. Именно эти вопиющие нарушения

Источник

Государственный механизм обеспечения прав человека

Понятие, признаки и структура организационно-правового механизма обеспечения прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации

Вопросы обеспечения прав и свобод человека и гражданина занимают существенное место в деятельности всех государственных органов, поскольку это их важная конституционная обязанность. В тоже время решение данных вопросов не является основным содержанием деятельности большинства из них, а подчинено выполнению главных задач, которые поставлены перед конкретным государственным органом, и выступает в качестве одного из условий, способствующих его нормальному функционированию и достижению поставленных целей. Обязанности государства, соответствующие правам и свободам человека и гражданина, находят выражение в совокупности различных зафиксированных в законе гарантий, т.е. тех условий и возможностей, которые оно обязуется создать и предоставить лицам для практического осуществления ими своих прав и свобод. Следовательно, говоря об обеспечении прав и свобод человека и гражданина, можно вести речь о создании государством и его органами условий и предоставлении возможностей для их реализации. Иными словами, государство осуществляет охрану и защиту прав и свобод человека и гражданина и таким образом их обеспечивает.

Вышеизложенное дает нам основание сделать вывод, что под организационно-правовым механизмом обеспечения прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации следует понимать сложную, целостную, многостороннюю и многоуровневую систему статических и динамических элементов (организационно-правовых средств), каждый из которых имеет свое функциональное предназначение, с помощью которых осуществляется целенаправленное, результативное воздействие на общественные отношения в сфере реализации (охраны и защиты) прав и свобод человека и гражданина посредством взаимообусловленного, сбалансированного их функционирования (в т. ч. взаимодействия), с целью создания оптимальных политических, экономических, социальных, духовных, правовых и иных условий для наиболее полного пользования человеком и гражданином социальными благами (эффективного обеспечения прав и свобод).

Многообразие различных точек зрения позволяет сделать вывод о том, что рассматриваемый механизм наряду с материальными и процессуальными компонентами имеет статическую и динамическую стороны. При этом статическая (инструментальная) сторона показывает внутреннее строение этого целостного механизма, его отдельные элементы, взятые в единстве. Динамическая (функциональная) сторона определяет взаимообусловленное функционирование (в т.ч. взаимодействие) всех структурных элементов (организационно-правовых средств), каждый их которых имеет свое функциональное предназначение, с целью создания оптимальных политических, экономических, социальных, духовных, правовых и иных условий для наиболее полного пользования человеком и гражданином социальными благами (эффективного обеспечения прав и свобод).

Статическую сторону этого механизма составляют: социальные нормы (нормативная основа); субъекты, объекты и характер связей между ними (правоотношения); гарантии; механизм реализации, включающий механизм охраны и механизм защиты прав и свобод; механизм юридической ответственности; механизм це-леполагания, вне анализа и оценки которого нельзя ничего понять в управлении организационно-правовым механизмом обеспечения прав и свобод человека и гражданина; специфические организационно-правовые средства (правовая культура, правовое сознание, законность, правопорядок).

Статическая сторона является основой (фундаментом) для динамической стороны организационно-правового механизма, ее предпосылкой. В структуре его динамической стороны лежит движение, т. е. обеспечительный процесс (процедура) функционирования, который и определяет взаимодействие статических элементов. Более того, действенность этого механизма (динамическая сторона) зависит от степени социально-правовой активности личности при решении экономических, политических, культурных и других задач, ее отношения к своим правам и свободам.

Без этого гражданское общество не способно к качественному развитию, а правовое государство, как показала практика, остается за гранью своего предназначения.

Сказанное позволяет заключить, что, во-первых, в основе определения механизма лежат организационно-правовые средства, являющиеся центральной частью (звеном) всех юридических (правовых) механизмов, свидетельствующие о целенаправленном, инструментальном характере организационно-правового механизма, рассчитанного на достижение конкретных результатов; во-вторых, структура организационно-правового механизма представлена элементами различного порядка (рода). В основном это элементы, имеющие юридический характер, вместе с тем в ряде случаев нельзя игнорировать наличие элементов (явлений) идеологического, психологического, социально-экономического и т.п. характера, которые с точки зрения инструментальной роли в рамках данного механизма имеют немаловажное значение.

Кроме всего прочего, достаточно очевиден тот факт, что элементы организационно-правового механизма расположены во времени асинхронно, т.е. задействуются в определенной очередности, а сам механизм проходит в своем развитии ряд стадий: от начальной, на которой происходит определение институциональных (содержательных) основ действия механизма, до конечной, т.е. достижения ожидаемого результата.

Помимо выделения статической и динамической сторон механизма, представляется целесообразным подразделить все его элементы на первичные и вторичные.

Конструктивное отношение к различным взглядам на организационно-правовой механизм, как представляется, должно исходить из того, что составляющие его механизмы (механизм реализации, включающий механизм охраны и механизм защиты прав и свобод; механизм юридической ответственности; механизм целе-полагания), находясь в диалектической взаимосвязи между собой, не столько исключают друг друга, сколько дополняют, отражают его некоторые специфические свойства и особенности. При таком подходе важным аспектом анализа является соотношение общих признаков и элементов, присущих любому механизму, с теми из них, которые позволяют отличать различные механизмы по их качественным особенностям и чертам. И находятся эти механизмы между собой в соотношении общего и частного. А между общим и частным проявлением одного и того же явления, как показывают закономерности диалектики, очень много схожего. Они самым тесным образом связаны между собой. В тоже время нельзя отрицать и тот факт, что организационно-правовой механизм имеет свои, только ему присущие признаки (черты), которые позволят отличить, где речь идет о реально функционирующем механизме, а где о его имитации.

По причине многозначности изучаемого понятия есть смысл выделить его методологические признаки и признаки функционирования и развития. Если первые характеризуют сущностную характеристику и специфику структуры механизма, то последние связаны с его функционированием и развитием, а потому являются одновременно критериями эффективности механизма.

Читайте также:  глагол phone 3 формы

I. Методологические признаки сущности и структуры механизма:

II. Признаки эффективности функционирования и развития (критерии эффективности организационно-правового механизма):

Таким образом, в заключение необходимо отметить, что степень защищенности прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации и ее субъектах зависит от совершенства правовых механизмов их обеспечения, от экономического потенциала нашего общества. На современном этапе все это может быть осуществлено путем обеспечения первоочередности решения проблем законодательного регулирования конституционных прав, свобод и обязанностей граждан, средств и условий их обеспечения; совершенствования состава действующих конституционных прав и свобод человека и гражданина; развития системы конституционного надзора за созданием и реализацией государственными органами, должностными лицами и гражданами условий и средств обеспечения действия прав и свобод человека и гражданина в государстве. Реализация усилий и мер государственно-правового характера с учетом этих направлений деятельности позволит сформировать надежный и эффективный многоуровневый организационно-правовой механизм обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина как в Российской Федерации, так и в ее субъектах.

Федеральные органы государственной власти в организационно-правовом механизме обеспечения прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации

Действие организационно-правового механизма обеспечения прав и свобод человека и гражданина определяется многочисленными организационно-правовыми средствами, в т.ч. деятельностью большого числа субъектов.

Внутригосударственное обеспечение прав и свобод человека и гражданина осуществляется в Российской Федерации на трех уровнях: федеральном, региональном (межрегиональном) и местном.

Федеральный уровень обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина включает в себя:

Специфика российской действительности обусловливает необходимость функционирования именно многоуровневого организационно-правового механизма обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина, позволяющего им иметь выбор способов и средств защиты своих нарушенных прав и свобод.

Важное место в этом механизме отведено Президенту РФ. Именно на него как главу государства возложена обязанность гаранта Конституции Российской Федерации, прав и свобод человека и гражданина (ч. 2 ст. 80 Конституции РФ). При вступлении в должность Президент приносит народу России присягу, согласно которой он клянется при осуществлении своих полномочий «уважать и охранять права и свободы человека и гражданина» (ч. 1 ст. 82 Конституции РФ).

Полномочия Президента РФ как гаранта прав и свобод человека и гражданина выражаются в различных формах. Он издает указы и распоряжения, которые заполняют правовой вакуум в самых различных областях, обладает правом законодательной инициативы и вносит законопроекты в Государственную Думу, подписывает и обнародует федеральные законы, обладает правом отлагательного вето, предоставляет политическое убежище и т. д. Эти и другие полномочия Президента РФ, предусмотренные Конституцией РФ, в той или иной мере связаны с осуществлением его функций гаранта прав и свобод человека и гражданина.

Целесообразно отметить, что как юридически, так и практически нет ни одного субъективного права человека и гражданина, в реализации которого Президент РФ не имел бы реальной возможности принять участие. Его полномочия в этой области не могут конкурировать с каким-либо другим органом общей компетенции.

Несмотря на то, что для федеральных органов исполнительной и законодательной ветвей власти, а также законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации осуществление охраны и защиты прав и свобод граждан не является основной функцией, они, тем не менее, не исключены полностью из правоохранительного и правозащитного процесса, а их деятельность в сфере прав и свобод человека и гражданина можно определить как «правоохра-на», т.е. создание условий, направленных на наиболее полную реализацию прав и свобод человеком и гражданином, соответственно, путем принятия законов и организации их исполнения.

Конституция Российской Федерации 1993 г. учредила Федеральное Собрание РФ как представительный орган, осуществляющий законодательную власть в Российской Федерации.

Предназначение этого органа государственной власти, как следует из наименования, двойственно. Во-первых, Федеральное Собрание РФ призвано выражать интересы и волю народа Российской Федерации (представительный характер). Народное представительство реализуется путем проведения периодических и свободных выборов. Последние направлены на выявление интересов различных социальных групп, учет федеративных отношений, обеспечение мирного, ненасильственного перехода государственной власти от одних выборных представителей общества к другим на основе свободного волеизъявления избирателей. Во-вторых, это законодательствование, которое означает, что Государственная Дума Федерального Собрания РФ реализует права и свободы, провозглашенные Конституцией РФ, посредством принятия законов, т.е. нормативных правовых актов высшей юридической силы. Однако она связана в этом процессе решением Совета Федерации Федерального Собрания РФ и согласием Президента РФ. Таким образом, реализация прав и свобод человека и гражданина посредством принятия федеральных законов требует непременного участия Государственной Думы, Совета Федерации и Президента РФ.

В период заседаний Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации формой работы депутатов с избирателями является, прежде всего, рассмотрение поступивших предложений, заявлений и жалоб избирателей, по которым депутаты обязаны принимать меры, предусмотренные законодательством Российской Федерации.

Так, в течение весенней сессии 2015 г. отделом по обеспечению деятельности Приемной Государственной Думы Управления информационно-технологического и документационного обеспечения рассмотрено 48,1 тыс. обращений граждан, трудовых коллективов предприятий, профсоюзных организаций, советов ветеранов войны и труда, других общественных объединений, из них 6,3 тыс. доставлены в Приемную Государственной Думы гражданами лично, 17,1 тыс. поступили по электронной почте.

Активно работает с обращениями граждан и Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, куда в 2014 г. поступило 21845 обращений граждан, в том числе 20105 в письменной форме. На личном приеме в Приемной Совета Федерации было принято 1639 человек.

Немаловажное значение в организационно-правовом механизме имеет исполнительная власть. Об этом свидетельствуют нормативные правовые акты, регламентирующие деятельность Правительства Российской Федерации, федеральных министерств, федеральных служб, федеральных агентств. Так, Федеральный конституционный закон от 17 декабря 1997 г. № 2-ФКЗ (в ред. от 23 мая 2015 г.) «О Правительстве Российской Федерации» указывает на основные направления деятельности высшего органа исполнительной власти в сфере охраны и защиты прав и свобод человека и гражданина. Правительство РФ обеспечивает реализацию конституционных прав граждан в области социального обеспечения, принимает меры по реализации трудовых прав граждан, прав граждан на охрану здоровья, на благоприятную окружающую среду, осуществляет меры по обеспечению безопасности личности, законности, прав и свобод граждан, по охране собственности и общественного порядка, борьбе с преступностью. Значительное влияние Правительство РФ уделяет формированию федеральных целевых программ и обеспечению их реализации.

Отношения гражданина с органами исполнительной власти можно рассматривать с различных позиций. Большой интерес представляют те связи между гражданином и администрацией, которые выходят за рамки позитивных и возникают тогда, когда человек считает, что его права нарушены и обращается за их защитой, используя различные правовые возможности.

Физические лица весьма активно реализуют это право и направляют свои обращения в отдел по работе с обращениями граждан Аппарата Правительства Российской Федерации. Свидетельством того являются статистические данные. Так, только в сентябре 2015 г. в адрес Правительства Российской Федерации поступило 9915 обращений, в том числе 182 коллективных, под которыми поставили подписи 65471 человек.

Граждане вправе обращаться также в федеральные министерства и другие органы исполнительной власти, которые имеют свои локальные акты по работе с обращениями граждан.

Практика большинства стран мира свидетельствует о том, что наиболее эффективно защита прав и свобод человека и гражданина осуществляется судебной властью. В цивилизованном обществе суду принадлежит центральное место во всей правовой системе. Именно суд олицетворяет подлинное право, истинную справедливость. Чем выше роль, авторитет суда и правосудия в целом, чем большей самостоятельностью и независимостью обладает суд во взаимоотношениях с представительными органами и органами управления, тем выше в стране уровень законности и демократии, тем надежнее защищены от возможных посягательств права и свободы человека и гражданина. Судебная система Российской Федерации устанавливается Конституцией РФ и законами государства. Судьи независимы, подчиняются только закону.

Конституция Российской Федерации гарантирует каждому судебную защиту всех прав и свобод, включая те, которые закреплены ею же (ч. 1 ст. 46). Согласно Конституции РФ, решения и действия (или бездействие) любых государственных органов, общественных объединений и должностных лиц, ущемляющие права и свободы человека и гражданина, могут быть обжалованы в судебном порядке (ч. 2 ст. 46). К сожалению, одной этой декларации недостаточно. Нужна всесторонняя судебная защита. Слабая защита лишь сеет иллюзии, рождает недоумение и озлобленность, дискредитирует самую идею обращения в суд за помощью.

За последние годы наши граждане стали чаще обращаться в суд за защитой своих прав и свобод. Это, несомненно, свидетельствует о росте доверия граждан к судебной защите. Однако система судебных органов, существующая в настоящее время в России, еще далека от совершенства. Она полностью еще не освободилась от традиций тоталитарного прошлого, когда судебная система фактически являлась одним из элементов репрессивного аппарата и многие вопросы решались судебными органами на основании указаний партийных и государственных чиновников.

Обобщая вышесказанное необходимо отметить, что место федеральных органов государственной власти в организационно-правовом механизме обеспечения прав и свобод человека и гражданина трудно переоценить, поскольку именно права и свободы человека и гражданина определяют деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. Поэтому и осуществление этими органами своих полномочий в рассматриваемом механизме, осуществляется во взаимодействии, основы которого заложены в принципе разделения властей, в целях достижения баланса между ними, который, в свою очередь, служит катализатором функционирования организационно-правового механизма.

Органы государственной власти субъектов Российской Федерации в механизме обеспечения прав и свобод человека и гражданина

В субъектах Российской Федерации, аналогично федеральному уровню, действие организационно-правового механизма обеспечивается посредством двух форм: судебной и внесудебной охраны и защиты.

Судебная форма охраны и защиты прав и свобод человека и гражданина представляет собой гарантированный каждому индивиду механизм охраны и защиты его прав и свобод, который выражается в деятельности органов судебной власти по предотвращению нарушений прав и свобод, устранению препятствий их реализации (охрана) либо восстановлению нарушенного права посредством установленных законом форм судопроизводства (защита).

Судебная охрана и защита прав и свобод человека и гражданина обеспечивается деятельностью судов субъектов Российской Федерации, к которым в соответствии с ч. 4 ст. 4 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ (в ред. от 5 февраля 2014 г.) «О судебной системе Российской Федера-ции» относятся:

Внесудебная форма охраны и защиты прав и свобод человека и гражданина включает в себя:

Для законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации осуществление охраны и защиты прав и свобод человека и гражданина не является основной функцией. Их деятельность в указанной сфере имеет потенциал правоохраны, т.е. направлена она на создание условий, обеспечивающих наиболее полную реализацию прав и свобод человека и гражданина, соответственно, путем принятия законов и организации их исполнения.

Читайте также:  где найти договор страхования сбербанк

Конституция РФ определила структуру федеративного устройства и статус субъекта РФ, разграничила предметы ведения и полномочия между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов РФ. Эти новые принципы построения российской государственности позволили субъектам РФ начать формирование собственных, относительно обособленных законодательных систем. Формирование законодательства субъектов РФ стало логичным продолжением строительства правовой системы Российской Федерации, которое рассматривается Конституцией РФ как атрибут их государственности (ч. 2 ст. 5). При этом правовые нормы субъектов РФ являются неотъемлемой частью российской правовой системы. Вместе с тем в Конституции РФ не решены еще многие вопросы правового статуса субъекта РФ, что может повлечь, по мнению Н.С. Соколовой, за собой споры о порядке регулирования тех или иных общественных отношений и затормозить формирование и нормальное функционирование системы законода-тельства. В настоящее время прослеживается тенденция увеличения нормотворчества субъектов РФ, однако это не должно создавать проблем для правоприменения. Система законодательства субъектов РФ должна строиться на основе приоритетов Конституции РФ и других законодательных актов Российской Федерации.

Предметы ведения и полномочия между органами государственной власти Российской Федерации и субъектов РФ разграничиваются, согласно ст. 11 Конституции РФ, иными положениями Конституции РФ, Федеративным договором и договорами о разграничении предметов ведения и полномочий. Согласно ст. 73 Конституции РФ, субъекты РФ обладают всей полнотой государственной власти по предметам совместного ведения вне пределов ведения и полномочий Российской Федерации. Предметы ведения Федерации и предметы совместного ведения Федерации и ее субъектов прописаны достаточно подробно в ст. 71 и 72 Конституции Российской Федерации. Предметы ведения субъекта РФ можно представить как остаточную часть правового пространства. Поэтому многие субъекты РФ, стараясь более четко определить свои полномочия, выстраивали собственные модели взаимоотношений с федеральным центром, закрепляя их двусторонними договорами.

Федерация должна обеспечить соблюдение региональным законодателем при правовой регламентации сфер, непосредственно затрагивающих права и свободы человека и гражданина, следующего конституционного положения: на уровне субъекта Федерации никоим образом не может быть ограничен объем предоставленных гражданину прав и свобод по сравнению с федеральным или международным законодательством, поскольку, в соответствии с ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, ограничение прав и свобод человека и гражданина может вводиться только федеральным законом. Вместе с тем субъект Федерации может расширить и дополнить, по сравнению с федеральным уровнем, объем гарантированных государством прав и свобод, например, установить дополнительные социальные льготы пенсионерам, инвалидам, предусмотреть более высокий стандарт бесплатного образования, предоставляемого гражданину, дополнить механизмы, призванные охранять и защищать права и свободы человека и гражданина. Последнее может проиллюстрировать учреждение в ряде субъектов Российской Федерации института Уполномоченного по правам человека.

Важно здесь сказать и еще об одной проблеме. Непосредственное действие Конституции РФ, регулирование прав и свобод человека и гражданина федеральными законами зачастую не снимают необходимость детализации и конкретизации конституционных норм в нормативных актах органов исполнительной власти, поскольку именно в них определяется компетенция тех или иных органов, их взаимоотношения с гражданами. Хотя законодательная власть сохраняет за собой решающее влияние на выполнение государством своих обязанностей, происходит сближение и взаимодействие процессов нормотворчества и правоприменения. Часто применение нормы, принятой парламентом на уровне закона, становится возможным только после принятия конкретизирующего нормативного акта исполнительной власти, а также требует дальнейшей интерпретации вплоть до индивидуальных административных или судебных процедур. Отсюда необходимо включение других ветвей власти в процесс формирования правового поля в данной области.

Конституционным принципом является также регулирование прав и свобод в форме закона. В главе 2 Конституции РФ, определяющей перечень признанных прав и свобод человека и гражданина, ссылки на соответствующие законы, которые должны быть приняты и применяться в процессе их реализации, имеются более чем в двадцати статьях. При этом отсутствие указанных законов не ограничивает прав и свобод, поскольку они являются непосредственно действующими. Субъекты Федерации и муниципальные образования не вправе ограничивать круг прав и свобод человека и гражданина и их непосредственное действие. Конституция РФ запрещает применение любых нормативных правовых актов, затрагивающих права, свободы и обязанности человека и гражданина, если они не опубликованы для всеобщего сведения.

Таким образом, можно сделать следующие выводы и обобщения.

Во-вторых, роль органов государственной власти субъектов Российской Федерации в организационно-правовом механизме обеспечения прав и свобод человека и гражданина определяется их деятельностью правоохранительного и правозащитного характера, основной целью которой является признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина.

В-третьих, обоснование концепции организационно-правового механизма обеспечения прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации и конституционной системы разграничения компетенции между Федерацией и ее субъектами в части определения правового положения человека и гражданина показывает, что для законодательного регулирования положения человека и гражданина собственно в субъекте Федерации остается незначительное пространство. Формально объем законодательства субъектов Федерации в этой сфере должен определяться такими правилами, как недопустимость двойного федерального и регионального правового регулирования схожих общественных отношений, возможность установления субъектом Федерации дополнительных прав и свобод человека и гражданина за счет собственных ресурсов, в том числе прав и свобод человека и гражданина, обусловленных региональными особенностями климатического, техногенного, национально-этнического и социального характера.

Органы местного самоуправления в организационно-правовом механизме обеспечения прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации

Согласно ст. 34 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ (в ред. от 5 октября 2015 г.) «структуру органов местного самоуправления составляют представительный орган муниципального образования, глава муниципального образования, местная администрация (исполнительно-распорядительный орган муниципального образования), контрольно-счетный орган муниципального образования, иные органы и выборные должностные лица местного самоуправления, предусмотренные уставом муниципального образования и обладающие собственными полномочиями по решению вопросов местного значения».

Из сформулированной в ст. 18 Конституции Российской Федерации нормы-принципа вытекают обязанности органов и должностных лиц местного самоуправления при осуществлении своей компетенции исходить, прежде всего, из незыблемости, ненарушаемости и непосредственного действия основных конституционных и иных прав и свобод граждан как ведущих принципов своей деятельности. Они должны выступать главным ориентиром при принятии нормативных правовых актов органов и должностных лиц местного самоуправления и их правоприменительной практики. Если какие-либо положения актов органов и должностных лиц органов местного самоуправления прямо или косвенно ущемляют права человека, то этот акт подлежит отмене в соответствии с установленным порядком.

В соответствии со ст. 15 Конституции Российской Федерации любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения. Это требование в полной мере распространяется и на акты органов и должностных лиц местного самоуправления. В тех муниципальных образованиях, где нет своих средств массовой информации, тексты решений должны вывешиваться на стендах в специально определенных местах там, где обычно бывает многолюдно.

Конституция Российской Федерации гарантирует каждому судебную защиту прав и свобод (ст. 46). Предметом обжалования в суд могут быть решения и действия (или бездействие) органов и должностных лиц органов местного самоуправления, а также официальная информация, послужившая основанием для совершения действия или принятия решения, в результате которых нарушены права и свободы гражданина. Порядок подобного обжалования регламентируется Законом Российской Федерации от 27 апреля 1993 г. № 4866-1 «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» (в ред. от 9 февраля 2009 г.)1.

Конституция Российской Федерации закрепила, что Российская Федерация является социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека (ст. 7). Это конституционное установление в полной мере относится к местному самоуправлению, к его органам и должностным лицам, обязанностью которых является забота о социальной справедливости, благополучии своих жителей, их социальной защищенности. В социальном государстве местное самоуправление тоже должно быть социальным. Это является правовым принципом местного самоуправления, одной из его правовых основ.

Немаловажно, что наличие 22777 единиц муниципальных образований в Российской Федерации с их индивидуальными территориальными, историческими, культурными, социальными, экономическими и др. особенностями говорит если не о первостепенной, то как минимум существенно необходимой функции органов местного самоуправления, выражающейся в непосредственной практической реализации прав и свобод человека и гражданина.

Органы местного самоуправления обеспечивают удовлетворение основных жизненных потребностей населения в сферах, отнесенных к ведению муниципальных образований, на уровне не ниже минимальных государственных социальных стандартов, выполнение которых гарантируется государством путем закрепления в доходы местных бюджетов отчислений от федеральных налогов и налогов субъектов Российской Федерации.

Анализ действующего законодательства позволяет говорить о том, что в России существует достаточно широкий перечень вопросов местного значения, решаемых на муниципальном уровне. Вместе с тем это не означает, что государство устранилось от решения муниципальных проблем. Напротив, оно заинтересовано в конструктивном диалоге с муниципальной властью и позитивных (с точки зрения интересов граждан, обеспечения их прав и свобод) результатах деятельности органов местного самоуправления. В проведении политики, направленной на улучшение жизни граждан, органы государственной власти и местного самоуправления являются партнерами. Особенностью разграничения их функций является непосредственное участие государства в определении основных направлений развития муниципалитетов и их централизованном материально-финансовом обеспечении.

Одним из главных критериев оценки достигнутого в современном российском обществе уровня развития местного самоуправления является, безусловно, личностный критерий, который определяется, во-первых, полнотой прав и свобод человека и гражданина на муниципальном уровне его социального и правового положения и, во-вторых, реальностью соответствующих прав, степенью их гарантированности с точки зрения фактических возможностей человека участвовать в решении вопросов местного значения, пользоваться социально-культурными и иными благами местного сообщества.

В течение длительного времени федеральная власть практически не уделяла внимания проблемам местного самоуправления. В конечном итоге это непосредственно сказывается на уровне жизни населения муниципальных образований.

Таким образом, для осуществления надлежащей охраны и защиты прав и свобод человека и гражданина необходима более детальная их регламентация в отраслевом законодательстве. В связи с этим государство должно конкретно и понятно описать свои обязанности, а также обязанности органов государственной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления и порядок их исполнения в правовых нормах. В противном случае «неопределенность норм может привести к не согласующемуся с принципом правового государства произволу государственных органов и должностных лиц и к нарушению равенства прав граждан перед законом». Возлагая на себя определенные обязанности, государство должно, как минимум, создать необходимые условия для исполнения данной обязанности: предусмотреть процедуру, создать специальные органы, определить степень, форму, да и саму возможность вмешательства государства в область прав и свобод человека и гражданина.

Источник

Понравилась статья? Поделить с друзьями: