государство как актор международных отношений моргентау

График 2

Концепция национальных интересов Морген­тау

dark fb.4725bc4eebdb65ca23e89e212ea8a0ea dark vk.71a586ff1b2903f7f61b0a284beb079f dark twitter.51e15b08a51bdf794f88684782916cc0 dark odnoklas.810a90026299a2be30475bf15c20af5b

caret left.c509a6ae019403bf80f96bff00cd87cd

caret right.6696d877b5de329b9afe170140b9f935

Законченный вид концепция политического реализма применительно к международным от­ношениям приобрела в работах общепризнан­ного главы современной школы прагматизма и политического реализма американского теоре­тика Ганса Моргентау (1904—1980).

Моргентау считал, что главным во внешней политики любого государства являются национальные интересы, достижение региональной или мировой гегемо­нии. Он выделял:

= постоянные, основополагающие интересы: защита территории, насе­ления и государственных институтов от внешней опасности; раз­витие внешней торговли и рост инвестиций, защита интересов частного капитала за границей; взаимоотношения с союзниками и выбор внешнеполитического курса.

= временные, промежуточные интересы: интересы выживания (угроза самому существованию государства); жизненные интересы (возможность нанесения серьезного ущерба безопасности и благо­состоянию нации);важные интересы (потенциально серьезный ущерб для страны);периферийные, или мелкие, интересы (инте­ресы локального характера).

Политика национальных интересов, по его мнению, не может быть успешной, если она не подкреплена силой, которая выступает главной отличительной чертой государства.

Согласно Моргентау, понятие «сила» в широком смысле, как вы­ражение национальной мощи, включает в себя следующие основ­ные компоненты: географическое положение, природные ресурсы, промышленный потенциал, военную подготовленность (в том числе, уровень развития военной техники, военного руководства, количество и качество вооруженных сил), численность населения, «националь­ный характер» (отношение населения к войне), «национальную мораль» (отношение населения к правительственной политике), качество дипломатии, «которая выступает как самый главный фактор, опре­деляющий мощь страны».

По мнению Моргентау, дипломатия — это искусство совмещения различных элементов национальной мощи вокруг достижения внешнеполитических целей», это — каче­ство правительства, т.е. его способность обеспечить поддержку сво­ей внешней политики со стороны общественного мнения.

Моргентау считал, что эффективность политико-дипломатических воз­можностей государства находится в прямой зависимости от его во­енной мощи и военная сила является наи­более важным материальным фактором в международной политике, обеспечивающим полити­ческое могущество государства.

Основные современные теоретические разработки в области ре­альной политики относятся к 50—60-м годам XX в. Они нашли свое отражение в таких теориях, как «стратегия быстрого реагирования», концепция «взаимно гарантированного уничтожения», «восточная по­литика», «железный занавес», доктрина «массированного возмездия», программа «новых рубежей», политика «блестящей изоляции», доктрина «устрашения», «холодная война». В настоящее время по-прежнему многие государства придерживаются принципов политического реа­лизма, используя не открытое применение силы, а более «цивилизован­ные» формы: гуманитарные интервенции, экономические санкции, «продвижение» демократических институтов, утверждение своих международ­ных стандартов в области прав и свобод человека в различных зонах.

Источник

Мировая политика по Моргентау

Г. Моргентау как представитель теории политического реализма. Основные положения теории политического реализма согласно Моргентау. Международная политика как борьба за власть и влияние. Различия в школах западных политологов, международные сообщества.

Рубрика Международные отношения и мировая экономика
Вид контрольная работа
Язык русский
Дата добавления 28.10.2010
Размер файла 23,0 K

ba

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Содержание


Введение


1. Сущность мировой политики по Моргентау


2. Г. Моргентау как представитель теории политического реализма


3. Принципы политического реализма по Моргентау


Заключение


Список литературы

Ганс Йоахим Моргентау родился в городе Кобург в Германии 17 февраля1904 года, был практикующим юристом и председателем суда по трудовым отношениям, а в 1937 году перебрался в США, где преподавал в ряде американских колледжей и университетов. Он скончался 19 июля 1980 года, оставив после себя много политологических работ и в первую очередь свой главный труд «Политика среди наций», неоднократно переиздававшийся в США и во многих других странах.

Моргентау принадлежал к плеяде западных политологов, именующих себя реалистами. Для них при оценке деятельности государственных мужей и государств на политическом поприще на первом месте стоят акции и цели практической силовой политики, а отнюдь не высокопарные декларации, идеологии или благородные мотивации.

В работе поставлены следующие задачи:

· Рассмотреть сущность мировой политики по Моргентау;

· Рассмотреть основные положения теории политического реализма согласно Моргентау;

· Рассмотреть шесть приниципов политического реализма Моргентау.

1. Сущность мировой политики по Моргентау

По ставшему ныне классическим определению американского политолога Ганса Моргентау «международная политика как и всякая политика есть борьба за власть и влияние».

«Каковы бы ни были конечные цели международной политики, писал Моргентау, власть есть её непосредственная цель. Государственные деятели и народы могут в конечном итоге стремиться к свободе, безопасности, процветанию, или просто к власти как самоцели. Они могут определять свои цели в религиозных, философских, экономических понятиях, или в понятиях социального идеала. Они могут надеяться, что этот идеал может материализоваться посредством своих внутренних сил, путем божественного вмешательства, или просто в результате естественного хода человеческих дел. Они также могут пытаться способствовать его реализации с помощью неполитических средств, таких как техническое сотрудничество с другими странами или международными организациями. Но всякий раз, когда они пытаются реализовать эту цель посредством международной политики, они делают это стремясь к власти и влиянию. Крестоносцы хотели освободить святые места от неверных; Вудро Вильсон хотел сделать мир безопасным для демократии; нацисты хотели открыть Восточную Европу для германской колонизации, чтобы доминировать в Европе и покорить мир. Поскольку все они выбирали силу для достижения этих целей, они все оказывались действующими лицами на арене международной политики».

Разъясняя понятие «power» Моргентау добавляет, что «концепция политической власти представляет собой одну из наиболее сложных и противоречивых проблем политической науки. Ценность любой концепции, используемой в политической науке, определяется её способностью охарактеризовать максимум явления которое обычно считается принадлежащим к определенной сфере политический деятельности. Таким образом охват концепции политический власти, чтобы он был полезен для понимания международной политики, должен быть шире, чем охват того же саного понятия, используемого в сфере муниципальной политики. Политические средства, используемые в области последней, гораздо более узки, ограниченнее, чем те, которые используются в сфере международной политики».

Моргентау так описывал различия в школах западных политологов:

«История современной политической мысли является историей состязания между двумя школами, которые фундаментально отличаются одна от другой в своих концепциях природы человека, общества и политики. Одна верит в то, что рациональный и моральный политический порядок, исходящий из универсально имеющих силу абстрактных принципов, может быть достигнут здесь и сейчас. Она исходит из сущностной добродетельности человеческой натуры и её бесконечной податливости для изменений и винит социальный порядок за то, что он оказывается неспособным достичь рациональных стандартов из-за отсутствия необходимых знаний и понимания, из-за устаревших социальных учреждений, или же из-за распущенности некоторых изолированных индивидуумов или групп. Она верит в образование, реформы и в необходимость спорадического использования силы для устранения подобных дефектов.

Другая школа верит в то, что наш мир, сколь он ни несовершенен с рациональной точки зрения, есть результат деятельности сил, присущих природе человека. Чтобы улучшить мир необходимо работать с этими силами, а не против них. Поскольку это есть мир с внутренне присущим ему противостоянием интересов и конфликтами между ними, то в нем моральные принципы никогда не могут быть полностью реализованы, и в лучшем случае к ним надо приближаться, устанавливая временные балансы интересов и добиваясь пусть даже не очень надежных урегулирований конфликтов. Эта школа, таким образом, рассматривает систему сдержек и противовесов в качестве универсального принципа для всех плюралистских сообществ. Она апеллирует к историческим прецедентам, а не к абстрактным принципам, и ставит своей целью не столько достижение абсолютной благодати, сколько меньшего зла».

2. Г. Моргентау как представитель теории политического реализма


· главными и единственно значимыми субъектами международных отношений являются государства, которые в своей политике руководствуются собственным национальным интересом. Интересы одного государства находятся в противоречии с интересами других, т.к. каждая сторона заинтересована в обладании ресурсами, которые всегда являются дефицитными;


· государство стремится обеспечить собственную безопасность (выживание) и может даже стремиться к доминированию. Согласно взглядам одного из родоначальников этого направления Г. Моргентау, сущностью мировой политики является борьба государств за доминирование: стремление его сохранить, упрочить или продемонстрировать;


· возможности доминирования зависят от мощи государства, показателем которой является его способность влиять на поведение других государств. Каждое государство стремится извлечь максимум выгод и преимуществ из своего положения;


· достижение баланса сил предполагает деятельность государств на национальном уровне (наращивание военной и экономической мощи) и международном уровне (создание коалиции союзников, ослабление противников).


Ганс Моргентау включал в понятие «национальный интерес» следующее:


В странах, переживающих переходный период своего развития, наблюдается не только рост взаимовлияния национальных и общественных интересов, но и усиление приоритета вторых над первыми. Именно такая ситуация характерна сегодня для России. В этой связи разделение в Концепции национальной безопасности Российской Федерации национальных интересов на интересы во внутриполитической и международной сферах является правомерным.


Однако интересы опять же выводятся из воли к. власти и выражаются в терминах силы, а собственно интересы американского империализма распространяются на весь земной шар. Идея силы, по мнению Моргентау, лежит в основе всех явлений и способствует тем самым контролю человека над человеком. Как видно, «гримирование» теории «политического реализма» идеей интереса не скрыло следы идеи насилия.


Моргентау можно считать лидером школы политического реализма Свою концепцию он изложил в работе «Политика наций. Борьба за власть и мир», впервые изданной в 1948 г. Школа «политического реализма” приобрела столь широкое влияние, что в западной литературе с нею часто отождествляется современный «классический» подход к теории международных отношений, а концепции «идеалистов» оставляются в тени как несущественные. Суть «политического реализма» в простой форме можно описать следующим образом.


1. Структура международного сообщества: международные отношения понимаются “реалистами» как межгосударственные. Нации, обладающие суверенитетом, рассматриваются ими естественными субъектами этих отношений, тогда как “идеалисты» возвышали значение международных организаций, число которых в двадцатом веке стремительно возрастало».


2. Высший мотив поведения государств в их взаимоотношениях: защита национальных интересов. Оппоненты “реалистов» справедливо критиковали недостаточную определенность понятия национального интереса, поскольку помимо общенациональных интересов, в которых совпадают интересы классов и социальных групп, элиты и широких слоев общества, есть другие, несовпадающие интересы.


3. Принципы политического реализма по Моргентау

Моргентау выделяет шесть базовых принципов политического реализма:

1. Политический реализм считает, что политика, как и общество в целом, управляется объективными законами, корни которых лежат в человеческой природе. Для того, чтобы улучшить общество, следует прежде всего понять законы, по которым это общество живет.

С позиций политического реализма теория состоит в установлении фактов и придании им значения с помощью здравого смысла. Но одного лишь анализа фактов недостаточно. Чтобы придать смысл фактически сырому материалу внешней политики, мы должны рассмотреть политическую действительность с позиций рационального подхода, так сказать с помощью карты, которая должна нам подсказать возможные значения внешней политики. Другими словами, исследователь должен поставить себя на место государственного деятеля который должен решить определенную проблему внешней политики в определенных обстоятельствах, и он должен рассмотреть, каковы рациональные альтернативы, из которых государственному деятелю придется выбирать свое решение в данных конкретных обстоятельствах.

Реалистическая теория международной политики таким образом предохраняет исследователя от двух популярных заблуждений: заботы о мотивациях и заботы об идеологических предпочтениях».

«Поиск ключа внешней политики исключительно в побуждениях государственного деятеля и тщетен и обманчив. Он тщетен потому, что побуждения являются самыми обманчивыми изо всех психологических данных, будучи искажены до неузнаваемости, как это часто случается, интересами как самого действующего лица, так и наблюдателя. Знаем ли мы в самом деле каковы наши собственные побуждения? А что мы знаем о побуждениях других.

История показывает, что нет никакой прямой и необходимой связи между качеством побуждений и качеством внешней политики. Это верно как с точки зрения политики, так и морали».

Политика умиротворения (Гитлера), проводившаяся Невилем Чемберленом, насколько можно судить, вдохновлялась хорошими побуждениями; он вероятно был гораздо менее побуждаем соображениями личной власти, чем многие другие британские премьер-министры, и он стремился сохранить мир и обеспечить счастливую жизнь для всех, кого это касалось. Однако его политика помогла сделать Вторую мировую войну неизбежной и навлечь неописуемые бедствия на миллионы людей.

С другой стороны, побуждения сэра Уинстона Черчилля были гораздо скромнее по масштабам и гораздо более узконаправленными на обеспечение его персональной силы и силы нации, однако внешняя политика, которая формировалась под влиянием этих гораздо менее возвышенных побуждений, безусловно превосходила по своим моральным и политическим качествам мотивации его предшественника.

Как говорил еще германский канцлер Бисмарк, политика есть искусство возможного, наука относительного.

3. Политический реализм исходит из того, что его ключевое положение об интересе, определяемом как сила, является объективной категорией, которую можно применять универсально. Но реализм не наделяет эту концепцию значением, которое установлено раз и навсегда.

Идея интереса действительно является сутью политики и не подвержена влиянию места и времени. Утверждение древнегреческого историка Фукидида, основанное на греческом опыте, о том, что «одинаковость интересов есть самая надежная скрепа как между государствами, так и между индивидами«, было взято на вооружение в ХIХ веке английским лордом Солсбери, заметившим, что «единственными узами союза (между государствами), который долгое время сохраняет свою прочность, является отсутствие сталкивающихся интересов».

Однако, добавляет Моргентау, характер интереса, определяющего политические действия в определенный период истории, зависит от политического и культурного контекста, в среде которого происходит формирование внешней политики. Цели, которые могут ставить перед собой государства в своей внешней политике, охватывают весь спектр возможных целей, когда-либо ставившихся тем или иным государством, или которые любое государство может вообще поставить перед собой.

То же самое наблюдение относится и к концепции силы. Её содержание и манера её использования определяются политическим и культурным окружением. Сила может включать в себя все, что устанавливает и поддерживает контроль человека над человеком. Таким образом, сила охватывает все социальные взаимоотношения, которые направлены на достижение соответствующей цели, от физического насилия до очень тонких психологических связей, с помощью которых один ум контролирует другой. Сила охватывает господство человека над человеком, и тогда, когда она находится под влиянием моральных соображений и контролируется конституционной защитой, и тогда, когда она является необузданной, варварской силой, которая находит свои законы ни в чем другом, кроме как в самой себе, и свое единственное оправдание видит в усилении своей мощи.

Легкомысленная постановка знака равенства между конкретным национализмом и наставлениями Судьбы морально не оправдана, ибо она означает тот самый грех гордыни, от соблазна которым древнегреческие драматурги и библейские пророки предупреждали как правителей, так и их подданных».

И именно концепция интереса, определяемого в понятиях силы, спасает нас от моральных передержек и политической глупости.

Моргентау приводит нижеследующий, блестящий пример:

Франция и Англия как ведущие члены Лиги наций добились того, чтобы СССР был исключен из Лиги (и это было последним решением Лиги перед её уходом в небытие). Однако присоединиться к Финляндии в войне против Советского Союза Англии и Франции, подчеркивает Моргентау, помешало только решение Швеции не давать разрешения на то, чтобы войска этих государств прошли через территорию Швеции на пути в Финляндию. Если бы это решение Швеции не спасло их, то Франция и Англия вскоре бы оказались в состоянии войны с Советским Союзом и Германией в одно и то же время (поскольку с начала сентября 1939 года они уже вели войну с Германией после её нападения на Польшу)!

Источник

Концепция Г. Моргентау и реалистическая школа в теории международных отношений

С точки зрения Г. Моргентау международные отношения представляют собой арену острого противоборства государств. В основе всей международной деятельности последних лежит стремление к увеличению своей власти, или силы к уменьшению власти других. При этом термин «власть» понимается в самом широком смысле, как военная и экономическая мощь государства, гарантия его наибольшей безопасности и процветания, славы и престижа, возможности для распространения его идеологических установок и духовных ценностей. Два основных пути на которых государство обеспечивает себе власть, и одновременно два взаимодополняющих аспекта его внешней политики — это военная стратегия и дипломатия. Первая из них трактуется как продолжение политики насильственными средствами. Дипломатия же, напротив, есть мирная борьба за власть. В современную эпоху, говорит Г. Моргентау, государства выражают свою потребность во власти в терминах «национального интереса». Результатом стремления каждого из государств к максимальному удовлетворению своих национальных интересов является установление на мировой арене определенного равновесия (баланса) власти (силы), которое является единственным реалистическим способом обеспечить и сохранить мир. Собственно, состояние мира — это и есть состояние равновесия сил между государствами.Согласно Моргентау, есть два фактора, которые способны удерживать стремления государств к власти в каких-то рамках — это международное право и мораль.Однако и политический реализм не стал безраздельно господствующей парадигмой в науке о международных отношениях. Превращению его в центральное звено, цементирующее начало некоей единой теории с самого начала мешали его серьезные недостатки.

42. Общее состояние и основные направления развития международных теорий в 1970–1980_е гг.

43. Новые методы системного подхода в теории международных отношений.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ КИБЕРНЕТИЧЕСКИХ СХЕМ В СИСТЕМНОМ ПОДХОДЕ

политической науки К. Дойч. Впоследствии американские коллеги, французские международники, признавая позитивным использование кибернетического инструментария для анализа такой сложной системы, как государство, критиковали К. Дойча, считая, что его методология переоценивает рациональный характер принятия решений центром политической системы и что она ближе физике, чем социальным наукам. К. Дойч, объясняя “кибернетический подход” к внешней политике, сравнивал процесс принятия решений с игрой на электрическом бильярде. Игрок задает шару начальную скорость, он перемещается, сталкиваясь с препятствиями, которые меняют траекторию его движения. Точка падения или остановки зависит одновременно и от начального импульса, последующих маневрирований игрока и воздействия препятствий.

44. Советские исследования в области теории международных отношений послевоенного

“Хрущевская оттепель”- критика И.Сталина в 1956 г., начало «десталинизации» советского общества, т.е. смягчению репрессий, форм партийной диктатуры.

В области внешней политики послесталинское руководство СССР стало выдвигать на первый план «ленинский принцип мирного сосуществования». Конкретизируя этот принцип применительно к условиям ядерной эпохи, советское мирного сосуществования стала ведущей в работах советских международников». Вместе с тем официальная теория внешней политики СССР в хрущевский период гласила, что мирное сосуществование государств с различным общественным строем является «специфической формой классовой борьбы на международной арене». Учитывая, что целью этой программы провозглашалось строительство в СССР коммунизма, формула «классовой борьбы» в МО обесценивала подобный принцип «мирного сосуществования».

После отстранения Н.Хрущева от власти в 1964 г. руководство СССР во главе с Л.Брежневым избрало курс на разрядку международной напряженности.

45. Доктрина «нового мышления» М. Горбачева и ее противоречия.

Из новой редакции Программы также было исключено следующее положение, теоретически допускавшее возможность третьей мировой войны: “В случае, если империалистические агрессоры все же осмелятся развязать новую мировую войну, народы не будут больше терпеть строй, ввергнувший их в опустошительные войны. Они сметут и похоронит империализм’’. При этом Генеральный секретарь ЦК КПСС говорил о неизбежности экономического, политического, идеологического соревнования между капиталистическими и социалистическими странами в “рамках мирного соперничества”, добавляя, однако, “что судить о достоинствах той или иной системы должна история”, которая “все рассудит’’. По его собственным словам, “черпая вдохновение у Ленина”, М.Горбачев предложил “новое прочтение ленинского теоретического наследия”, подчеркивая в нем “мысли о приоритете общечеловеческих интересов над классовыми”: “Всю глубину и значимость ленинских мыслей мы поняли лишь теперь. Они и питают нашу философию международных отношений, новое мышление”. Таким образом, в предложении “нового мышления” просматривались два противоречащих друг другу принципиальных тезиса:

прежде всего не как теоретика, а как талантливого политика. М. Горбачев, замечал, что “Ленин умел видеть дальше”, выходить за их “классовые пределы политики”.

46. Особенности изучения международных конфликтов в отечественной науке.

47. Неореализм, неолиберализм, неомарксизм и их отличия от канонических парадигм.

Признанным авторитетом «неореализма» или «нового реализма» (иногда также говорят современного «реализма», «структурного реализма») является Кеннет Уолтц, который в работе «Теория международной политики», опубликованной в 1979 г., переосмыслил традиционные положения теории «реализма». К..Уолтц более четко обрисовал воздействие международной системы на поведение государств, по существу рассматривая их как элементы международной системы.

Теоретическое направление «неореализма** разрабатывалось также Р.Гилпэном, С.Краснером, Дж.Грико.

В чем же состоят совпадения и различия во взглядах неореалистов и неолибералов? В уже упомянутой коллективной работе американских неореалистов и неолибералов, изданной в 1993 г. в издательстве Колумбийского университета, ее редактор Дэвид Болдуин, выступая в роли арбитра, обнаружил шесть ключевых моментов, характеризующих позиции обоих направлений:

1) неолибералы признают, что международная система характеризуется некоторой «анархией», однако, в отличие от неореалистов, подчеркивающих ее основополагающее значение, считают, что выработались определенные модели взаимодействий между государствами (Р.Аксельрод, Р.Кейохан).

2) неореалисты согласны с неолибералами, что международная кооперация возможна, но в отличие от них они говорят, что кооперация трудноосуществима и более зависима от государственных властей.

5) в отличие от неолибералов неореалисты больше подчеркивают значение действительных возможностей, ресурсов государств, чем их политических намерений.

6) наконец, неореалисты признают влияние и воздействие международных организаций на международные отношения, но полагают, что неолибералы преувеличивают их значение.

48. Глобализация американской геополитики и ее отражение во взглядах З.Бжезинского.

Среди них важное значение имела статья «Новая геостратегия Америки», опубликованная в известном нью-йоркском журнале Foreign Affairs (1988), посвященная оценке и переоценке роли, которую США играют в мире. Статья Бжезинского в этом смысле явилась откликом на дискуссию (развернувшуюся как в Америке, так и за ее пределами) об упадке США и снижении их влияния на мировые дела, а также о том, как избежать этого упадка и снижения. При этом главная полемика развернулась вокруг трех комплексов проблем: во-первых, сущность и характеристики американской доктрины национальной безопасности; во-вторых, направление и значимость национальных стратегий, а значит, и уровень вовлеченности США в региональные конфликты; в-третьих, американское влияние в мире, и в частности на трансформацию международных отношений. Бжезинский последовательно анализирует указанные проблемы, наиболее интересная из которых — трансформация стратегической доктрины США и новое понимание геополитических реалий.

Другая статья, написанная З. Бжезинским в 1989 г. специально для московского журнала «Международная жизнь», имела знаменательное название «Окончилась ли «холодная война»?». В ней была предпринята попытка осмысления мира после холодной войны и поиска новых формул американской геополитики в этом мире.

Развивая эту тематику, З. Бжезинский опубликовал книгу «Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы» (1997), которая в 1998 г. была переведена и издана в России.

Американское превосходство, по мнению Бжезинского, породило новый международный порядок, воспроизводящий в мировом масштабе черты американской системы. Его основные черты следующие:

♦ система коллективной безопасности (в том числе НАТО, американо-японский договор безопасности и т. д.);

♦ региональное экономическое сотрудничество (например, АРЕС, НАФТА) и специализированные глобальные организации (Всемирный банк, МВФ, ВТО);

♦ процедуры совместного принятия решений при доминирующей роли США;

♦ демократическая структура и членство ключевых союзов;

♦ система международного права (Международный суд, специализированный трибунал по военным преступлениям и т. д.). Американский геополитик дает определение мощи государства новой геополитической эры. Он считает, что в ее составе значительно снижается роль территориальной и повышается роль других составляющих: экономической, технологической, военной и политической. Все государства мира в геополитическом отношении Бжезинский делит на активных геостратегических действующих лиц (Франция, Германия, Россия, Китай), геополитические центры — удобно географически расположенные, но не активные страны (Украина, Азербайджан, Турция, Иран, Южная Корея) и все остальные. Возглавляет эту геополитическую иерархию США. Из такого геополитического статуса вытекают и цели американской геостратегии: закрепить свое господствующее положение в мире; создать новый мировой порядок, закрепляющий создавшийся геополитический статус-кво.

49. КОНЦЕПЦИЯ «СТОЛКНОВЕНИЯ ЦИВИЛИЗАЦИЙ» С.ХАНТИНГТОНА

Но почему неизбежно столкновение цивилизаций? Во-первых, потому, полагает С.Хантингтон, что различия между цивилизациями не просто реальны, но наиболее существенны.

Во-вторых, потому, что «мир становится все более тесным».

В-четвертых, пишет он, господство Запада вызывает «рост цивилизационного самосознания» в незападных странах, «у которых достаточно стремления, воли, ресурсов, чтобы придать миру незападный облик”.

В-пятых, потому что «культурные особенности и различия менее подвержены изменениям, чем экономические и политические, и вследствие этого их сложнее разрешить либо свести к компромиссу».

Культурная, цивилизационная общность способствует экономическому регионализму, экономической интеграции в рамках одной культуры и цивилизации, и в результате «разлом между цивилизациями» расширяется.

С.Хантинттон делает на основании этих рассуждений вывод, прямо противоположный тезису Ф.Фукуямы об «очевидности» триумфа Запада и западной идеи.

По его мысли, в современном мире различаются «западная, конфуцианская, японская, исламская, индуистская, православно-славянская, латиноамериканская и, возможно, африканская цивилизации» (см. также приложение №3).

50. ИДЕЯ «КОНЦА ИСТОРИИ” Ф.ФУКУЯМЫ

В конце минувшего и в начале нынешнего, последнего десятилетия двадцатого века и второго тысячелетия нашей эры в мире произошли глубокие и стремительные перемены, крупнейшие события второй половины столетия: исчезла с географической карты «мировая «система социализма, объединилась Германия, в Персидском заливе разразилась война западных стран во главе с Соединенными Штатами против Ирака, наконец, разрушился на глазах изумленного человечества Советский Союз. Россия и другие союзные республики, став суверенными государствами, перестали быть социалистическими странами. Завершилась послевоенная эпоха «холодной войны», так называемого «биполярного мира».

Прошло еще слишком мало времени для того, чтобы можно было вполне осмыслить значение последнего десятилетия нашего века во всей истории. Однако некоторые авторы, как, например, американский политолог Фрэнсис Фукуяма, еще до окончательного разрушения СССР поспешил объявить в своей статье «Конец истории?» об очевидном триумфе Запада, западной идеи «в первую очередь, из-за полного крушения всех альтернатив западному либерализму».

51. Современные научные трактовки категорий «структура» и «среда» в международных отношениях.

В 60-е годы в США появился ряд работ, нацеленных на изучение внешней политики государства, рассматриваемой «в окружении среды». Несколько интересных публикаций на эту тему принадлежит супругам Г. и М. Спраугам*. Они предложили понятие «экологической триады» (термин «экология» употреблен здесь в широком смысле): 1) личность определенного характера (государственный деятель), 2) условия, которые ее окружают (окружение), 3) взаимодействие личности и условий. Г. и М. Спрауты выделяют 3 типа взаимодействия:

Двумя важнейшими хар-ми системы являются среда и структура. Среда – это то, с чем взаимодействует система. Бывает внутр. и внешняя. После того, как элементы занимают опред. позицию в структуре системы, она начинает навязывать им опред.линию. тем самым их поведение возможно предсказать.

Источник

Читайте также:  высоконагруженные приложения программирование масштабирование поддержка pdf
Понравилась статья? Поделить с друзьями: