гражданин имеет право не свидетельствовать против себя и

Поиск и привлечение клиентов

Повод промолчать

7p sud centr d 850

Гражданин по этой статье имеет право не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых очерчен законом. Вроде бы все просто. Но есть сложности.

В каких случаях человек может воспользоваться этой статьей? Ограничений нет: ни по процессуальному статусу (очевидец, свидетель, потерпевший, подозреваемый, обвиняемый), ни по виду и стадии судопроизводства, а также независимо от любой формы общения и со всеми чиновниками.

Как правильно пользоваться статьей и когда это уместно?

Но если на тот же вопрос человек ответит: «при ответе на поставленный вопрос я воспользуюсь ст. 51 Конституции», то такой ответ не считается отказом. При ссылке на конституционное право граждане не подпадают под ответственность за отказ от дачи показаний.

А кто такие по закону близкие родственники? Где границы понятия «не свидетельствовать против себя самого» и какая информация под это подпадает? Право молчать распространяется не только на свидетельство против себя, но и запрещает принуждать свидетельствовать против близких родственников. Это супруг, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дедушки, бабушки, внуки. То есть по Конституции можно не давать любую информацию, которая касается этих людей, будь то их личная жизнь или работа.

Что значит «не свидетельствовать против самого себя»? Четкого ограничения в законе нет. Это должно решаться самим гражданином, а не диктоваться ему кем-либо чужим.

Важно, что не разъяснение гражданину статьи 51 Конституции может привести к признанию протокола допроса недопустимым доказательством.

И еще одна интересная особенность этой статьи. Конституционный суд РФ разъяснил в одном из своих постановлений, что право не свидетельствовать против себя предполагает не только возможность отказаться от дачи показаний, но и от предоставления органам предметов и документов и т.д., которые могли бы свидетельствовать против него.

Любое введение человека в заблуждение о его праве пользоваться статьей 51 является нарушением его конституционных прав и свобод.

Но нередко полный отказ человека отвечать на вопросы, прикрываясь этой статьей, дает возможность вести следствие в невыгодном для гражданина направлении. И это обязательно надо помнить.

Источник

Как на допросе хранить молчание: разбор ситуаций

Никто не обязан свидетельствовать против самого себя.

Право хранить молчание

Тогда почему я снова и снова сталкиваюсь с проблемой, когда многие боятся ее использовать?

Давайте вместе прочитаем еще раз часть первую этой статьи:

«Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом».

Аргумент большинства граждан против ее применения достаточно прост: если я не буду отвечать на вопросы следователя, дознавателя или оперативника, то он может меня в чем-то заподозрить или я его таким образом настрою против себя (своей компании и т.п.), я хочу сохранить с ним (следователем, дознавателем, налоговым инспектором и т.п.) «добрые» отношения.

Итак, попробуем вместе избавиться от «страхов» применения статьи 51 Конституции РФ через «разбор» конкретных ситуаций.

Ситуация 1. Вас вызывают на допрос или опрос.

Между тем, оперативник имеет в арсенале некоторые способы, чтобы заставить вас прийти к нему на допрос.

Что нужно оперативнику, чтобы заставить вас к нему прийти?

Конечно же, осуществить на вас психологическое давление. Он может вам звонить, «угрожать» привлечением вас к ответственности, в том числе уголовной, а также якобы имеющейся у него возможностью в случае неповиновения законному распоряжению сотрудника полиции, а равно воспрепятствование исполнению ими служебных обязанностей — привлечь вас к административной ответственности с наложением на вас ареста на 15 суток (ст. 19.3 КоАП РФ).

Сразу обращу ваше внимание, что в статье 19.3 КоАП РФ ключевым словом является слово «законное», а вот законным такое требование не является.

Поэтому мы решаем два вопроса: идти или не идти?

Я лично в большинстве случаев советую идти. Ну, или решайте сами.

Применяя статью 51 Конституции РФ «не боимся», что вы не сможете таким образом выстроить «хорошие» отношения со следователем, и он вас начнет в чем-либо подозревать. Надо понимать, что если вас вызвали на «беседу», то вас уже подозревают (т.е. уже сам по себе вызов — это сигнал, что проблема есть).

Еще раз: если вас вызывают, то вас уже подозревают. С этим пониманием и идем.

И если вы все-таки хотите облегчить работу оперативнику или следователю — даете показания, если нет — берете статью 51 Конституции РФ.

Согласитесь, положа руку на сердце, что мы всегда примерно, ну, или точно, понимаем, какие у нас есть риски, и знаем, какие вопросы нам будут задаваться.

Кстати, в ходе беседы оперативник обязан нам пояснить по поводу чего он вас вызвал, либо вы можете сами попросить его пояснить зачем вас вызвали.

Помним, что всегда есть вопросы, когда ты не сможешь сослаться на память. Например, ты был директором «помойки». Поэтому либо формируем защитительную позицию, либо необходимо воспользоваться статьей 51 Конституции РФ.

Ситуация 2. Статья 51 Конституции при проведении допроса или опроса.

А ты вошел во вкус и начал отвечать: можно без достаточного опыта быстро не среагировать, и вот ты и попался. Странно, согласитесь, сначала вы воспользовались статьей 51, а потом выборочно начали отвечать.

Еще раз напомню, что многие думают, что ссылка на статью 51 может навлечь на нас подозрение, забывая при этом, что ведь вас уже и так подозревают.

Ситуация 3. При применении (если вы ею воспользовались) статьи 51 Конституции никаких рисков нет.

Как тогда себя вести в упомянутых выше случаях? Очень просто. Взять ст. 51 Конституции РФ! И все!

Например, на вопрос следователя: «Знаете ли вы что есть уголовная ответственность за отказ от дачи показаний?» отвечаем также просто: «Статья 51 Конституции РФ».

Ситуация 4. Юридический (психологический?) нюанс перед тем, как вы решили воспользоваться статьёй 51 Конституции РФ.

Человеку зачастую, особенно, если он приходит на допрос один, психологически очень сложно сказать, что он желает воспользоваться статьей 51 Конституции РФ.

(Кстати, раньше, например, налоговики говорили, что приход на допрос с адвокатом подтверждает виновность. Очень хорошо, что суды налоговиков и правоохранителей «поправили»).

Важно помнить, что и свидетель может воспользоваться ст. 51 Конституции РФ. Мы сами определяем, можем или нет воспользоваться этой статьей. Это наш выбор. И на вопрос следователя или оперативника: «Почему вы считаете, что вами может быть использована статья 51 Конституции РФ?» отвечаете: «Не знаю, просто считаю!»

Ситуация 5. Последствия того, если вы решили воспользоваться и воспользовались статьей 51 Конституции РФ.

Как вы думаете, с кем удобнее работать следователю или оперативнику, если один дает показания, а другой не дает? Конечно, вызывать будут того, кто дает показания.

Ситуация 6. Когда не следует пользоваться статьей 51 Конституции РФ?

Важно понимать, что формирование позиции — это очень продолжительное по времени действие, так как надо скорректировать и направление закупки, и направление сбыта и т.п.

И вот только когда информация откорректирована, то тогда ее несем и отдаем в орган внутренних дел.

Ситуация 7. Может ли оперативник стать свидетелем? Или никогда не соглашайтесь на беседу без протокола.

Ибо зачастую люди даже не подозревают о тех рисках, которые несут в себе беседы без протокола.

Как это происходит на практике?

Приезжает оперативник часов в 10 вечера к вам и сообщает, что вопросов он лично к вам не имеет и просит пообщаться без протокола, типа, вы мне все расскажите.

Читайте также:  гарантийное письмо при создании ооо образец

А потом эти показания всплывают. Как? Да очень просто. И не с помощью диктофона. Все гораздо легче и проще.

После такого разговора беседовавший по душам оперативник приходит к следователю и говорит, что у него есть оперативная информация, допроси, мол, меня. И следователь начинает его допрашивать, и такая информация (которую передали именно вы!) потом будет иметь силу. Оперативник сообщает, что ему в ходе оперативной работы стала известна такая-то информация и тот-то и тот-то мне все это рассказал. Фактически оперативник становится свидетелем. А у нас свидетельскими показаниями является информация, если будет назван источник такой информации. А источником в данном случае будете именно вы.

Вот и получается, что «очень хорошо» побеседовали без протокола.

Источник

«Правовые позиции КС РФ по отдельным вопросам. Право не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется Федеральным законом»

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПРАВОВЫЕ ПОЗИЦИИ КС РФ ПО ОТДЕЛЬНЫМ ВОПРОСАМ

ПРАВО НЕ СВИДЕТЕЛЬСТВОВАТЬ ПРОТИВ СЕБЯ САМОГО, СВОЕГО

СУПРУГА И БЛИЗКИХ РОДСТВЕННИКОВ, КРУГ КОТОРЫХ ОПРЕДЕЛЯЕТСЯ

Настоящее информационно-тематическое собрание правовых позиций подготовлено Секретариатом Конституционного Суда Российской Федерации и не является исчерпывающим. Решения КС РФ, в которых содержатся правовые позиции, даны в хронологическом порядке.

по состоянию на июнь 2019 года

«1. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

2. Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания.»

Определение 10 октября 2002 года N 274-О/2002

[. ] конституционное положение [статьи 51 (часть 1) Конституции Российской Федерации, согласно которому никто не обязан свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом] должно быть разъяснено не только подсудимому, но также его супругу или близкому родственнику перед допросом этого лица в качестве свидетеля или потерпевшего; в противном случае показания таких лиц должны признаваться судом полученными с нарушением закона и не могут являться доказательствами виновности обвиняемого (подозреваемого).

Определение от 16 декабря 2004 года N 448-О/2004

Право каждого не свидетельствовать против себя самого, как и закрепленное статьей 49 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации право не доказывать свою невиновность и считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке, являются в силу ее статьи 18 непосредственно действующими и должны обеспечиваться правоприменителем на основе закрепленного в статье 15 (часть 1) Конституции Российской Федерации требования о прямом действии конституционных норм. Поэтому соответствующие должностные лица органов, осуществляющих уголовное преследование, обязаны разъяснить лицу, подозреваемому или обвиняемому в преступлении, его право отказаться от дачи показаний и от предоставления иных доказательств по поводу совершенного деяния, не оказывая на него давления или принуждения в целях получения доказательств, подтверждающих обвинение [Постановление Конституционного Суда от 25 апреля 2001 года N 6-П]. [. ]

Определение от 18 апреля 2006 года N 123-О/2006

[. ] назначение и производство судебной экспертизы обязательно, в том числе в отношении потерпевшего, если необходимо установить характер и степень вреда, причиненного здоровью.

Определение от 20 марта 2007 года N 174-О-О/2007

[. ] из статей 50 (часть 2) и 51 (часть 1) Конституции Российской Федерации не вытекает недопустимость допроса потерпевших, свидетелей и других участников уголовного судопроизводства об обстоятельствах, ставших им известными от подозреваемого (обвиняемого) вне рамок уголовного судопроизводства, и последующего использования полученных показаний в качестве доказательств по уголовному делу [. ].

Определение от 1 марта 2012 года N 274-О-О/2012

[. ] освобождение лица от обязанности давать показания, могущие ухудшить положение его самого или его близких родственников, т.е. наделение данного лица свидетельским иммунитетом, является одной из важнейших и необходимых предпосылок реального соблюдения прав и свобод человека и гражданина. Положение статьи 51 (часть 1) Конституции Российской Федерации в соотнесении с другими ее положениями, в том числе содержащимися в статьях 45, 46 (часть 1) и 49, означает недопустимость любой формы принуждения к свидетельству против самого себя или своих близких. Указанное конституционное право должно обеспечиваться на любой стадии уголовного судопроизводства и предполагает, что лицо может отказаться не только от дачи показаний, но и от предоставления других доказательств, подтверждающих его виновность в совершении преступления. То обстоятельство, что лицо воспользовалось этим правом, само по себе не может служить основанием ни для признания его виновным в инкриминируемом преступлении, ни для наступления для него каких-либо неблагоприятных последствий. Вместе с тем запрет обязывать лицо, обладающее свидетельским иммунитетом, давать показания относительно обстоятельств дела не исключает его права предоставить соответствующие сведения в случае, если оно на это согласно. Доказательства же, полученные от такого лица принудительно, не могут быть положены, как следует из статей 49 (часть 2), 50 (часть 2) и 51 (часть 1) Конституции Российской Федерации, в основу выводов и решений по уголовному делу. [постановления от 20 февраля 1996 года N 5-П, от 25 апреля 2001 года N 6-П, от 27 февраля 2003 года N 1-П и от 29 июня 2004 года N 13-П]

Определение от 4 апреля 2013 года N 661-О/2013

Освобождение лица от обязанности давать показания, могущие ухудшить положение его самого или его близких родственников, т.е. наделение этого лица свидетельским иммунитетом, означает недопустимость любой формы принуждения к свидетельству против самого себя или своих близких. Данное право должно обеспечиваться на любой стадии уголовного судопроизводства и предполагает, что лицо может отказаться не только от дачи показаний, но и от представления других доказательств, подтверждающих его виновность в совершении преступления. Запрет обязывать лицо, обладающее свидетельским иммунитетом, давать показания относительно обстоятельств дела не исключает, однако, его право представить соответствующие сведения в случае, если оно на это согласно. [. ]

[. ] наделение гражданина правом представлять доказательства в свою защиту от подозрения или обвинения в совершении преступления не означает возможности его реализации незаконными, в том числе преступными, средствами. Обвиняемый вправе в целях своей защиты либо хранить молчание, либо давать показания таким образом, чтобы с очевидностью не нарушать права других лиц, не прибегать к запрещенным законом способам защиты.

Определение от 10 октября 2013 года N 1555-О/2013

[. ] право [не свидетельствовать против самого себя] тесно связано с понятиями справедливой судебной процедуры, презумпции невиновности и вытекающими из них правилами о возложении бремени доказывания на обвинителя и отсутствии обязанности обвиняемого в правонарушении доказывать свою невиновность. [. ]

[Это] право [. ] предполагает возможность отказа лица от обязанности давать показания, которые могут способствовать привлечению его к ответственности, а также быть иным образом использованы вопреки его законным интересам.

[. ] [часть пятая статьи 11 УИК Российской Федерации предусматривающей, что осужденные обязаны являться по вызову администрации учреждений и органов, исполняющих наказания, и давать объяснения по вопросам исполнения требований приговора] не предполагает получение у осужденного сотрудниками учреждений и органов, исполняющих наказания, объяснений по вопросам, непосредственно не связанным с исполнением им требований приговора, а относящимся к его личной жизни либо к исполнению им общегражданских обязанностей, а также обязанностей как участника процессуальных отношений, непосредственно не связанных с исполнением требований приговора, в том числе как лица, признанного свидетелем, потерпевшим по уголовному делу.

Определение от 24 октября 2013 года N 1604-О/2013

Читайте также:  где посмотреть когда открыт счет в сбербанке

Освобождение уголовно-процессуальным законом лица от обязанности давать показания, т.е. наделение его свидетельским иммунитетом, является одной из важнейших и необходимых предпосылок реального соблюдения прав и свобод человека и гражданина и прямо вытекает из статьи 51 (часть 1) Конституции Российской Федерации, предусматривающей, что никто не обязан свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом. Ограничение стороны защиты в возможности допросить свидетеля, воспользовавшегося в судебном заседании свидетельским иммунитетом, согласуется со статьей 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации, в соответствии с которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц, и не противоречит принципам состязательности и равноправия сторон, поскольку не препятствует стороне защиты оспорить показания свидетеля, используя иные не запрещенные уголовно-процессуальным законом средства и способы [. ].

Определение от 24 декабря 2013 года N 1929-О/2013

Положение же пункта 1 части второй статьи 75 УПК Российской Федерации, в соответствии с которым к недопустимым доказательствам относятся показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде, закрепляет дополнительную гарантию против самооговора и вынужденного признания вины, применяемую вне зависимости от того, отказалось ли лицо от ранее данных им показаний в связи с нарушением уголовно-процессуального закона или по иным причинам. [. ]

Определение от 24 декабря 2013 года N 1937-О/2013

[. ] положения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации предусматривают, что за дачу заведомо ложных показаний либо отказ от дачи показаний свидетель несет ответственность в соответствии со статьями 307 и 308 УК Российской Федерации (часть восьмая статьи 56), а также регулируют общие правила производства следственных действий и составления протокола следственного действия (часть пятая статьи 164 и статья 166). Эти законоположения подлежат применению в системном единстве с пунктом 1 части четвертой статьи 56 УПК Российской Федерации, закрепляющим в развитие нормы статьи 51 (часть 1) Конституции Российской Федерации право свидетеля отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен пунктом 4 статьи 5 того же Кодекса; данное право предполагает право лица отказаться не только от дачи показаний, но и от представления органам предварительного расследования и суду других доказательств, подтверждающих виновность в совершении преступления его самого или других лиц, указанных в названной конституционной норме [. ].

Постановление от 20 июля 2016 N 17-П/2016

[. ] положения [статей 49 (части 1 и 2) и 51 (часть 1)] Конституции Российской Федерации в соотнесении с другими ее положениями, включая гарантирующие каждому государственную, в том числе судебную, защиту его прав и свобод (статьи 45 и 46), а также с подпунктом «g» пункта 3 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, согласно которому каждый имеет право при рассмотрении любого предъявляемого ему уголовного обвинения не быть принуждаем к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным, предопределяют недопустимость любой формы принуждения к свидетельствованию против самого себя или в свою защиту («право на молчание»).

По смыслу статьи 51 Конституции Российской Федерации и конкретизирующих ее применительно к уголовному судопроизводству положений пункта 40 статьи 5, статьи 56 и части восьмой статьи 234 УПК Российской Федерации, освобождение подозреваемого, обвиняемого от обязанности давать показания относительно обстоятельств дела и, соответственно, запрет обязывать его давать такие показания не исключают права подозреваемого, обвиняемого представить известные ему сведения, имеющие значение для раскрытия и расследования преступления, в случае, если он на это согласен [. ]. В таком случае подозреваемый, обвиняемый [. ] вправе давать показания по поводу имеющегося подозрения и по предъявленному обвинению, возражать против обвинения либо отказаться от дачи показаний; при согласии же дать показания подозреваемый, обвиняемый должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе при его последующем отказе от этих показаний (за исключением случая, предусмотренного пунктом 1 части второй статьи 75 данного Кодекса).

В рамках досудебного соглашения о сотрудничестве отказ от свидетельского иммунитета означает, что подозреваемый, обвиняемый обязуется совершить в целях содействия следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления, определенные действия (часть вторая статьи 317.1 УПК Российской Федерации), в том числе сообщить существенные для следствия сведения, изобличающие соучастников преступления и иных лиц, совершивших преступления.

[. ] принятие таким лицом на себя обязательств, предполагающих дачу им полных и достоверных показаний по делу, не может расцениваться как нарушающее презумпцию невиновности и противоречащее конституционному праву не свидетельствовать против себя самого.

Определение от 20 апреля 2017 года N 794-О/2017

[. ] гражданин при даче объяснений прокурору не лишен возможности отказаться отвечать на его вопросы со ссылкой на статью 51 Конституции Российской Федерации.

Определение от 11 апреля 2019 года N 863-О/2019

[. ] право не свидетельствовать против самого себя (статья 51, часть 1 Конституции Российской Федерации) [. ] означает не только отсутствие у лица обязанности давать против себя показания в качестве свидетеля, подозреваемого, обвиняемого или предоставлять такие сведения в какой бы то ни было иной форме, но и запрет на принудительное изъятие и использование таких сведений, если они были ранее доверены лицом адвокату под условием сохранения их конфиденциальности в целях обеспечения защиты своих прав и законных интересов.

Источник

Молчание бывает разным

dzhabirov

Привести наглядный пример из практики по данной теме довольно сложно, так как ссылка в показаниях на ст. 51 Конституции РФ прямых последствий за собой не влечет, однако порой ее бывает достаточно, чтобы «закрепить» обвинение и постановить обвинительный приговор.

Статья 51 Конституции РФ гласит:
«1. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

2. Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания».

Наверное, каждый, столкнувшись хотя бы раз в жизни с законом в рамках уголовного или, например, административного судопроизводства, слышал о ст. 51 Конституции РФ. Отвечая на вопрос о том, в чем же заключается ее смысл, большинство, скорее всего, скажет, что статья дает ему право не отвечать на вопросы представителей правоохранительных органов (инспектора ГИБДД, следователя, дознавателя, судьи и т.д.), ничего не сообщать им.

Очевидно, что познания в этой части у общества в целом весьма поверхностны, многие ассоциируют смысл ст. 51 Конституции РФ с дежурной фразой полицейских из западных боевиков, которую те произносят при задержании подозреваемого, разъясняя его права: «У вас есть право хранить молчание. Все, что вы скажете, может быть использовано против вас в суде!» Это один из пунктов так называемого правила Миранды: юридическое требование по законодательству США, согласно которому любая информация, полученная от задержанного в ходе допроса до того, как ему были зачитаны его права, является недопустимым доказательством. Иными словами, подавляющее большинство людей заблуждается в сути конституционного «права на молчание» и, реализуя его, в некоторых случаях действует себе во вред.

Полагаю, необходимо разобраться в том, какой именно смысл несет в себе ст. 51 Конституции РФ, реализацию каких прав она гарантирует и какова цель этих гарантий.

Обратившись к истории возникновения этого «неотъемлемого права каждого», проанализировав его доктринальное толкование, в том числе и на соответствие международным стандартам по правам человека, я пришел к следующему.

Читайте также:  авто отправили на экспертизу при постановке на учет

Regina probationum – признание – царица доказательств (перевод с лат.). Эта фраза бытовала еще в Древнем Риме: так римляне нарекли признание вины самим подсудимым, в связи с которым терял смысл поиск иных доказательств, отпадала необходимость в поиске улик и дальнейшем расследовании дела в целом, то есть вина раскаявшегося в этом случае считалась доказанной.

В Своде законов Российской империи собственное признание тоже считалось «лучшим доказательством всего света», и, несмотря на то что для его получения закон запрещал допросы с любого рода истязаниями и пытками, подобные случаи, как известно, имели место быть. А в конце 1920-х – начале 1950-х гг., во времена репрессий, в нашей стране была вновь возрождена древнеримская концепция, когда самооговор зачастую добивался пытками, шантажом и обманом, особенно по политическим преступлениям.

Сегодня преступлением «против правосудия» является любое принуждение к даче показаний путем применения угроз, шантажа или иных незаконных действий (ст. 302 УК РФ), а ст. 51 Конституции РФ в первую очередь является гарантией недопустимости такого рода принуждения к свидетельству против самого себя или своих близких. Иными словами, всякое признание вины должно быть добровольным, ведь целью гарантии, предоставляемой ст. 51 Конституции РФ, является недопустимость любой формы принуждения к свидетельству против самого себя, супруга или своих близких. Органы расследования и суд не вправе требовать или какими-либо методами добиваться не только признания вины, но и показаний, обвиняющих супруга и близких родственников даже при наличии фактов, при которых входящие в этот круг лица могли быть признаны соучастниками в преступлении.

«Право на молчание» является общепризнанной международной нормой, полностью согласующейся с Международным пактом о гражданских и политических правах. Хотя Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод прямо не содержит такого положения, однако Европейский суд по правам человека исходит из того, что эти положения лежат в основе понятия справедливой судебной процедуры (ст. 6 Европейской конвенции).

При этом ст. 51 Конституции РФ не исключает право на дачу признательных и изобличающих кого-либо показаний, «никто не обязан», но каждый имеет право свидетельствовать. При соблюдении остальных требований закона добровольно данные показания являются допустимым доказательством.

Наиболее ярким примером реализации рассматриваемой статьи будет применение ее норм в рамках уголовного судопроизводства. На практике обращает на себя внимание то обстоятельство, что следователь, дознаватель или судья почти всегда охотно принимают отказ от дачи показаний подозреваемого / обвиняемого, основанный именно на положении ст. 51 Конституции РФ, и, если даже этот отказ не будет устно подкреплен ссылкой на вышеназванную норму, формулировка «хочу воспользоваться правом, предусмотренным ст. 51 Конституции РФ», скорее всего, найдет свое отражение в протоколе допроса или судебного заседания без подсказки допрашиваемого. И это несмотря на то, что законное право подозреваемого и обвиняемого не давать показания четко предусматривается законодателем в п. 2 ч. 4 ст. 46 и п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ, согласно которым указанные лица вправе отказаться от дачи объяснений и показаний.

В реальности, в случае отказа лица от дачи показаний, представителями правоохранительных органов соответствующие пункты ст. 46, 47 УПК РФ, как правило, подробно не разъясняются и сам отказ, мотивированный ссылками на эти нормы, большая редкость, тогда как указание в протоколе на ст. 51 Конституции РФ при отказе от дачи показаний является обычной практикой.

Анализ судебной практики, приговоров в отношении лиц, отказавшихся от дачи показаний, в том числе и в суде, позволяет в очередной раз прийти к выводу о том, что положения и права, предусмотренные п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ, полностью игнорируются.

Казалось бы, это схожие по смыслу нормы, но они имеют разное юридическое значение и реализуют разные правовые гарантии в уголовном судопроизводстве.

«. свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников...» – по смыслу законодателя содержание ч. 1 ст. 51 Конституции РФ предполагает, что речь идет об отказе от дачи показаний лица в части признания им своей вины в совершении инкриминируемого ему преступления либо об отказе от дачи показаний против супруга или близких родственников по факту совершенного ими преступления, в зависимости от обстоятельств. Лицо не обязано свидетельствовать в тех случаях, когда это может изобличить (!) лично его, супруга или близких родственников. Из текста ясно, что обсуждаемая норма не освобождает от дачи любых показаний, нет в ней указания на то, что лицо имеет право ничего не говорить, речь идет лишь о праве не сообщать о противоправных действиях.

Проще говоря, отказываясь от дачи показаний в соответствии со ст. 51 Конституции РФ, подозреваемый / обвиняемый своими действиями поясняет примерно следующее: «Я совершил те или иные противоправные действия (преступление), но говорить об этом не хочу, так как имею полное право не рассказывать о том, что совершил» (не просто отказываюсь что-либо сообщать и пояснять, а именно не свидетельствовать против себя, то есть не изобличать!) или «Мой супруг (супруга, близкие родственники) совершил преступление, о котором идет речь, но рассказывать об этом и тем самым изобличать его я не хочу, имею на это законное право, предусмотренное ст. 51 Конституции РФ».

Смысл же, вложенный законодателем в п. 2 ч. 4 ст. 46 и п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ, заключается в праве (а не обязанности) отказаться от дачи любых показаний. Ведь одним из принципов уголовного судопроизводства является презумпция невиновности, согласно которой подозреваемый / обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания лежит на стороне обвинения. (ч. 2 ст. 14 УПК РФ). С этим правом связан и запрет на повторный допрос обвиняемого без его согласия при отказе от дачи показаний на первом допросе по тому же обвинению (ч. 4 ст. 173 УПК РФ).

То есть если вы считаете себя непричастным к совершению преступления, в котором вас подозревают или обвиняют, если не хотите давать пояснения только потому, что вы не в состоянии быстро сориентироваться в сложной ситуации, для вас все происходящее ново, а рядом нет выбранного вами или вашими близкими защитника и без его консультации вы просто-напросто боитесь навредить себе неверно оброненным словом, то необходимо ссылаться именно на право не давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении вас подозрения / обвинения, а именно п. 2 ч. 4 ст. 46 и п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ соответственно.

Право гражданина не свидетельствовать против себя, своего супруга и близких родственников, предусмотренное ст. 51 Конституции РФ, безусловно, является его законной гарантией, неотъемлемой привилегией против самообвинения, и зачастую воспользоваться этим правом, настоять на его реализации весьма и весьма целесообразно. Однако с учетом сложившейся практики ссылка на ст. 51 Конституции РФ трактуется правоприменителем как косвенное признание вины. Для того чтобы позиция допрашиваемого могла быть истолкована именно так, как он предполагал ее донести, крайне важно понимать, к каким последствиям приведет молчание в каждой конкретной ситуации в зависимости от того, какими нормами руководствовалось лицо при отказе от дачи показаний. Ведь не секрет, что от результатов показаний могут зависеть дальнейшее процессуальное положение, тактика защиты, ход следствия по делу, ну и как итог – чья-то судьба.

Источник

Понравилась статья? Поделить с друзьями: