гражданская война в испании форма

rJCHIYM spring wallpaper

«Бенемерита» на страже Испании

07 1

«Бенемерита» по-испански означает «достойная» — такое неофициальное прозвище носит испанская Гражданская гвардия, одна из старейших в мире военизированных организаций формата «внутренние войска». Ни одно из событий бурной истории Испании последних полутора веков не обходилось без участия Гражданской гвардии. А начиналось всё с необходимости охранять дороги от бандитов.

Отец-основатель

Первая Карлистская война в 1830-х годах расколола испанское общество и погрузила многие регионы страны в анархию. На дорогах процветал бандитизм, а отвечавшие за безопасность путей сообщения со времён средневековья местные братства давно пришли в упадок. Вопрос наведения порядка на дорогах и в сельской местности стоял остро, но кому его поручить? Армия наотрез отказывалась от подобной работы. Выходом стало создание особой военизированной организации, которая была бы армией во всём, кроме названия.

Королевский рескрипт об организации новой службы был подписан 28 марта 1844 года. Изабелла II внесла единственное изменение в его текст, а именно в название новорождённой организации. Она сочла, что «военная гвардия» — неподходящее словосочетание. Каприз юной королевы привёл к довольно неожиданному имени новой службы, которая стала называться Гражданской гвардией. Её создание было поручено одному из прославленных полководцев либерального лагеря — генерал-лейтенанту Франсико Хавьеру Хирону-и-Эспелета, 2-му герцогу Аумаде.

Герцог энергично принялся за дело. Он лично составил подробнейший регламент новой структуры, где не забыл прописать, что при входе в помещение гвардеец обязан снимать шляпу, а при движении по тротуару — уступать дорогу дамам. Статья 1 начиналась словами:

«Честь должна быть принципиальным девизом Гражданской гвардии, поэтому не может быть допущено ни единого её нарушения. Однажды потерянная, она никогда не восстановится».

Чтобы защитить подчинённых от соблазнов, герцог первым делом выбил из казны высокие зарплаты для своих служащих. Они оказались вполне на уровне доходов уважаемых горожан: от 9 до 12 реалов в день для рядовых гвардейцев в кавалерии и от 8 до 10 — в пехоте.

placeholder 7261d46df3caf14477184fd0ae63a12d0d76d89481141ec8f26d02a82c80da4e

Принимали в ряды гвардии мужчин в возрасте 25–45 лет, желательно с опытом армейской службы, умеющих читать и писать, ростом не ниже 160 см, с рекомендациями от алькальда родного городка и приходского священника. Гвардейцы должны были подчиняться дисциплине гораздо более строгой, чем военная: им запрещались карточные игры, долги, «поддержание контактов с подозрительными людьми» и «посещение таверн, имеющих плохую репутацию». Офицеры Гражданской гвардии отбирались из числа армейских офицеров. Герцог Аумада смог привлечь лучших, добившись установления офицерам зарплат на треть больше, чем в вооружённых силах: лейтенант Гражданской гвардии получал 20 реалов в день против 13 реалов зарплаты лейтенанта испанской армии.

На первом же параде 1 сентября 1844 года в Мадриде гвардейцы произвели на зрителей большое впечатление своей дисциплиной и выправкой. Правда, некоторые нашли их форму — синие сюртуки с красными воротничками и манжетами, белые панталоны с синими лампасами, перевязь чёрного (для кавалеристов) или песочного (для пехотинцев) цвета — чересчур скромной. Отличительной чертой гвардейцев был головной убор — треуголка (трикорнио) на французский манер.

К маю 1845 года Гражданская гвардия достигла планируемой численности в 7140 бойцов: 5000 пеших и 2000 с небольшим конных. Они делились на 12 терций (полков), сформированных по территориальному принципу. Герцог Аумада отверг все попытки подчинить гвардейцев местным властям. Его «подопечные» имели полное право на любые действия для обеспечения верховенства закона и подчинялись только своим командирам во главе с генеральным инспектором (им стал Аумада), который, в свою очередь, подчинялся военному министру.

В вихрях XIX века

В ночь на 8 декабря 1844 года в окрестностях Мадрида банда, пытавшаяся ограбить рейсовый дилижанс из Талаверы-де-ла-Рейны, впервые столкнулась с отрядом гражданских гвардейцев. Шесть бандитов были убиты в перестрелке, а последний взят в плен. Борьба с «гавильяс» — так называли в тогдашней Испании разбойников с большой дороги — заняла почти десятилетие. Гвардейцы активно использовали все методы, в том числе путешествие инкогнито в рейсовых дилижансах.

Гражданские гвардейцы выиграли свою первую битву. В середине XIX века иностранные путешественники с удивлением обнаружили, что

«от разбойников в Испании ничего не осталось, кроме воспоминаний. Сегодня дороги сей страны абсолютно безопасны».

А ещё гвардейцы ловили контрабандистов, расследовали преступления, конвоировали преступников, помогали местному населению в случае пожаров и наводнений, спасали жертв кораблекрушений. Постепенно всю Испанию охватила сеть комендатур Гражданской гвардии. Гвардейцы в тёмно-синих накидках с красными наплечниками стали обязательным элементом испанского пейзажа.

XIX век был столетием бурных политических потрясений, чередующихся мятежей, восстаний и революций, новых войн с карлистами. Гражданская гвардия неизменно оказывалась в эпицентре событий, не раз штурмуя баррикады на улицах Мадрида и не особо вдаваясь в детали, кто на сей раз бузит в столице: либералы, консерваторы, республиканцы, социалисты или простые работяги. Лихой подполковник Теодоро Камино одинаково водил в атаку конных гвардейцев — что против бедуинов в Марокко, что против мятежных артиллеристов на улицах Мадрида.

Численность Гражданской гвардии постепенно росла и к началу 1860-х годов достигла 13 000 человек. В 1864 году из ветеранов-гвардейцев было сформировано специальное подразделение для борьбы с беспорядками в столице — Мадридская терция (с 1869 года она называлась 14-й терцией). Именно ей было суждено завершить эпоху испанских смут, покончив в 1874 году с Первой Республикой и обеспечив реставрацию Бурбонов. 2 января командир 14-й терции полковник Хосе де Иглесия-и-Томпес во главе своих гвардейцев вошёл в зал заседаний парламента и приказал депутатам очистить помещение. При проведении операции пострадал только один депутат, с перепугу выпрыгнувший из окна.

На колониальных фронтах

Остатки великой в прошлом колониальной империи приносили Испании проблемы на всём протяжении второй половины XIX века и в конце концов привели страну к катастрофе 1898 года.

Первые гражданские гвардейцы появились в колониях в 1851 году, когда отправившийся на Кубу новый генерал-капитан Хосе Гутьеррес де ла Конча, друг герцога Аумады, взял с собой одного из его офицеров, капитана Агустина Хименеса Буэно. Он и сформировал 1-ю терцию местной гражданской гвардии. В 1868 году началась война за независимость Кубы, и тогда же были созданы ещё три терции, укомплектованные как испанцами, так и кубинцами. 6000 гражданских гвардейцев сыграли большую роль в борьбе с повстанцами.

В 1871 году терция Гражданской гвардии была создана на Пуэрто-Рико, а чуть раньше, в 1868 году, на Филиппинах из местных жителей была сформирована Туземная гражданская гвардия под командованием испанских офицеров. 1-я и 3-я терции разместились на Лусоне, 2-я терция — на Минданао. В 1886 году по аналогии с 14-й терцией была создана Ветеранская терция, призванная следить за порядком в Маниле.

Читайте также:  государственная регистрация ипотека должна быть проведена в течение

Гражданские гвардейцы стали одной из опор испанской власти в колониях. Именно бойцы Ветеранской терции летом 1896 года, в начале восстания на Филиппинах, смогли предотвратить захват Манилы повстанцами Агинальдо и удержали столицу до прибытия подкреплений из Испании. Почти годичная оборона гражданскими гвардейцами поста Долорос в глуши провинции Орьенте стала одной из ярких героических страниц войны на Кубе.

Вмешательство в конфликт США привело Испанию к поражению и утрате большинства колоний. Ветеранская терция на Филиппинах приняла последний бой, обороняя Манилу от американских морпехов.

Вызов террора

Особая секция действовала решительно и эффективно и к осени 1897 года смогла погасить первую волну анархистского террора в столице Каталонии. Одновременно на неё обрушилась критика левых, которые обвиняли гвардейцев в пытках, провокациях и всём том, что ныне зовётся нарушением прав человека. Одним из яростных критиков был популярный журналист Алехандро Леру, только начинавший свою политическую карьеру. На волне этой кампании он впервые избрался в кортесы, и после того, как и там поднял этот вопрос, лейтенант Портас не выдержал. Зная, что Леру занимается фехтованием, он послал ему вызов на дуэль на шпагах. Леру отказался. Тогда Портас подкараулил его на улице и поколотил палкой. На другой день Леру опубликовал заявление с извинениями.

В первые десятилетия ХХ века Гражданская гвардия продолжала бороться с анархистами. Летом 1909 года именно гвардейцы противостояли бунтовщикам в Барселоне в ходе событий, позднее названных Трагической неделей.

Гражданские гвардейцы привлекались и к борьбе с забастовками на промышленных предприятиях, шахтах и транспорте, к подавлению аграрных беспорядков на селе. Всё это способствовало тому, что в начале ХХ века левые и рабочие Испании начали воспринимать Гражданскую гвардию как репрессивный инструмент в руках государства.

Расколотая Гражданской войной

В 1920-х годах численность Гражданской гвардии достигла 26 000 человек. Терций было уже 28, они делились на четыре территориальные зоны. Гвардейцы первыми в Испании приняли на вооружение броневики и пистолеты-пулемёты.

Гвардейцы стали последними защитниками монархического режима короля Альфонсо XIII. Известный писатель Агустин де Фокса писал в своём романе о последних днях монархии:

«Гражданская гвардия была последним гарантом рушащегося режима (…) Эти обычные мужчины во внушающих страх треуголках хорошо умели справляться с бандитами и цыганами, но не в силах были остановить неумолимый ход истории».

В апреле 1931 года телеграмма генерального директора Гражданской гвардии генерал-лейтенанта Хосе Санхурхо Саканеля своим подчинённым, в которой он приказывал после победы республиканцев на муниципальных выборах «не противостоять справедливым проявлениям республиканского триумфа, проявляемым армией или народом», поставила точку в истории монархии. В Испании была провозглашена Вторая Республика. Как оказалось позднее, точка была с запятой.

В бурные годы Республики Гражданская гвардия не осталась в стороне от политических событий. Гвардейцам приходилось подавлять организованные анархистами аграрные беспорядки в Андалусии и Эстремадуре. Они стали главным «пугалом» для ультралевых. Когда в октябре 1934 года в Астурии разразилось шахтёрское восстание, именно казармы и комендатуры Гражданской гвардии стали главной мишенью повстанцев. Погибло 111 гвардейцев.

В то же время и республиканские власти, не доверяя одному из столпов павшей монархии, ужесточили контроль над Гражданской гвардией, передав её в подчинение МВД и массово уволив «недостаточно республиканских» офицеров. Были уволены все 26 полковников, 68 из 74 подполковников, 99 из 124 майоров и 206 из 308 капитанов. В противовес Гражданской гвардии новые власти создали штурмовую гвардию, которой была поручена охрана правопорядка в городах. Новая организация комплектовалась исключительно сторонниками Республики из числа членов левых партий. Именно штурмовые гвардейцы в отместку за убийство своего офицера фашистскими боевиками похитили и убили одного из лидеров правоконсервативной оппозиции Кальво Сотело, что окончательно столкнуло Испанию в гражданскую войну.

Летом 1936 года гражданские гвардейцы, в массе своей лучше вооружённые, подготовленные и дисциплинированные, чем обычные солдаты, сыграли одну из важнейших ролей в разворачивавшейся трагедии. Там, где Гражданская гвардия присоединилась к восстанию армии, оно победило. Там же, где гвардейцы сохранили верность Республике, мятежники потерпели поражение. Как метко отметил испанский историк Лоренсо Сильва Амадор, «решение, победит ли военное восстание (в том или ином городе), принимал местный командир Гражданской гвардии».

Из 34 000 гражданских гвардейцев летом 1936 года 20 000 сохранили верность Республике (3000 позднее перешли на сторону националистов), а 14 000 поддержали восстание военных. Многие гвардейцы отличились в боях Гражданской войны. 15 из них националисты отметили высшей военной наградой страны — Крестом Лауреада Сан-Фернандо. Всего в ходе Гражданской войны погибло 2714 гвардейцев.

На стороне националистов Гражданская гвардия продолжала существовать весь период войны, в то время как у республиканцев к концу 1936 года слилась с другими силовыми структурами в Республиканскую национальную гвардию.

Второе рождение и Стальной директор

После окончания Гражданской войны фалангисты отстаивали идею упразднения всех прежних силовых структур в пользу создания на основе фалангистской милиции испанского аналога СС. Однако Франко всё же прислушался к своим старым соратникам из числа генералов. 15 марта 1940 года каудильо подписал новый закон о Гражданской гвардии, который стал для неё вторым рождением.

Возрождением корпуса занимался его новый генеральный директор генерал-майор Камило Алонсо Вега — земляк Франко, бывший рядом с ним со времён боёв в составе Испанского легиона в Марокко в начале 1920-х годов, жёсткий авторитарный командир, заслуживший своё прозвище Стальной директор.

Одной из новых функций Гражданской гвардии стала роль военной полиции при размещении испанских войск за пределами страны. В результате в 1941–1943 годах более 300 гражданских гвардейцев служили в составе испанской Синей дивизии на Восточном фронте Второй мировой войны.

В 1944–1957 годах именно Гражданской гвардии пришлось в горах Астурии, Кантабрии и Леона вести борьбу с республиканскими партизанами-маки, которые пытались раздуть пламя новой гражданской войны. Такие командиры гвардейцев как генерал Мануэль Писсаро Сенхор и подполковник Эулогио Лимиа Перес разработали и применили эффективные методы контрпартизанской борьбы, покончив с врагами режима. В этой борьбе погибло 627 гражданских гвардейцев. В период борьбы с маки была создана информационная служба Гражданской гвардии, ставшая её разведкой.

С годами Гражданская гвардия принимала на себя всё новые функции. К примеру, с 1959 года она стала играть роль дорожной полиции на автострадах Испании. Вскоре гвардейцы на «Лендроверах» и мотоциклах стали привычным для испанцев зрелищем. Они же первыми столкнулись с новой угрозой безопасности Испании — баскской националистической организацией ЭТА.

Борьба с ЭТА

Днём 7 июля 1968 года гражданский гвардеец Хосе Пардинес Аркай остановил на шоссе в Гипускоа машину, показавшуюся ему подозрительной. Получив от водителя документы, он открыл капот, чтобы сверить серийные номера. «Они не совпадают», — успел он сказать, повернувшись к вышедшему из машины водителю.

Читайте также:  военная ипотека в гуфсин

Пока гвардейцы сражались с ЭТА, Испания менялась. В 1975 году со смертью Франко закончилась диктатура, и через пару лет страна перешла к демократии. Не все это приняли — в том числе в рядах «Бенемериты». 23 февраля 1981 года отставной подполковник Гражданской гвардии Антонио Техеро Молина в ходе попытки военного переворота (авторы назвали её в честь основателя службы операцией «Герцог Аумада») с двумя сотнями гвардейцев захватил испанский парламент (кортесы) вместе с депутатами. Переворот потерпел поражение не только благодаря решительной позиции короля Хуана-Карлоса II, но и стремительной реакции генерального директора Гражданской гвардии генерал-лейтенанта Хосе Луиса Арамбуру Топете, который со своими подчинёнными быстро блокировал путчистов.

В 1986 года был принят новый закон о Гражданской гвардии. Документ упразднил терции, окончательно передал службу в подчинение МВД, а генеральным директором отныне сроком на два года назначался гражданский политик. На смену треуголке в качестве головного убора пришла фуражка-тересиана.

На страже национального единства

Непрекращающийся прессинг со стороны Гражданской гвардии и изменение общественных настроений заставили ЭТА в 2008 году прекратить вооружённую борьбу.

В наши дни Гражданская гвардия насчитывает 78 500 служащих. Они работают в 200 комендатурах, на которые делится территория Испании. Чтобы поступить на службу, надо быть испанским гражданином в возрасте от 18 до 31 года, иметь рост выше 165 см (для мужчин) и 155 см (для женщин), а также законченное среднее образования и хорошую характеристику от местных властей.

Главной же функцией гвардии остаётся охрана единства Испании. В октябре 2017 года направление подразделений Гражданской гвардии сорвало проведение незаконного референдума о независимости Каталонии и позволило восстановить порядок на этой территории.

Во всех общенациональных опросах именно «Бенемериту» испанцы называют той государственной структурой, которой они больше всего доверяют.

Источник

Гражданская война в испании форма

А вот как были одеты солдаты, сражавшиеся в 1936 г. в Испании.

Перед мятежом испанская национальная армия была обмундирована преимущественно в зеленовато-горчичную униформу. С френчами, имевшими четыре кармана (нагрудные — с байтовыми складками), и короткими куртками с двумя карманами; офицеры носили фасонистые бриджи того же цвета или бежевые, а солдаты — прямые штаны или бриджи с застежкой голенищ на пуговицы сверху донизу. Офицерской обувью служили черные или коричневые сапоги, высокие шнурованные ботинки; с низкими носили краги-голенища того же цвета либо обмотки хаки и белые носки, завернутые плоским валиком. Низки солдатских брюк заправлялись при полевой форме в подобные же носки; ботинки были грубее офицерских.

РЕСПУБЛИКАНЦЫ (слева направо): андалусийский милисиано с винтовкой «Манлихер»; американский доброволец из батальона им. Линкольна с пистолетом-пулеметом «Томпсон»; танкисто русо у танка Т-26; капрал 5-го полка в комбинезоне-моно.

Снаряжение было схоже с французским, как и покрой некоторых предметов военной одежды.

На острых углах воротников, на тульях фуражек, на нагрудных клапанах шинелей-пелерин носились эмблемы рода войск. На околышах больших плосковатых фуражек носились знаки различия офицеров. Знаменитые впоследствии испанские пилотки украшались кантами и кисточкой впереди. Золото было на пилотках генералов и офицеров, в некоторых родах войск и службах кисть имела цветную бахрому. Красные кисточки и канты носили солдаты и унтер-офицеры пехоты, зеленые — авиации. Пилотки и форма кавалеристов имели серебряную отделку и знаки.

Иностранный легион испанской армии носил серо-зеленое обмундирование почти общеармейского типа, украшенное эмблемой в виде скрещенных мушкета, арбалета и алебарды. Расквартированные в Северной Африке марокканские, мавританские и им подобные мусульманские части носили чрезвычайно разнообразное, в градациях восточной, арабской национальной одежды, обмундирование. Расцветки и покрой его, замысловатая эмблематика, головные уборы, наконец, сама манера одеваться были мало схожи со сравнительно скромной армейской униформой.

Знаки различия во всех формированиях были однотипны. Определенным сходством с ними обладали знаки ряда фашистских организаций — фалангистской милиции, милиции «Рекете». Но были у них и собственные, в виде воловьего ярма, стрел, лилий, галунов и шевронов разных цветов и очертаний. Яркие эмблемы и нашивки украшали и без того изобилующую цветными деталями униформу фашистов — особенно бросались в глаза красные береты, с золотыми и серебряными кистями, разлапистые и совсем небольшие.

Длинный — от плеча до локтя — узкий шеврон из красной или зеленой тесьмы носил солдадо де примера — грубо говоря, ефрейтор. Красные тройные галуны (зеленые в авиации), косо нашитые над обшлагами, обозначали чин кабо — капрала. Золотые или серебряные галуны были у сархенто — сержанта. Бриахада (старший сержант, или — иначе — фельдфебель, вахмистр) носил на обшлаге или на груди, а также сбоку пилотки двойную вертикальную галунную нашивку.

Знаки различия носили также и на беретах — спереди или сбоку, в зависимости от чина. Офицерские звезды крепили на передней части пилотки, под кисточкой.

i 040

РЕСПУБЛИКАНЦЫ: анархист в кожанке и солдатских бриджах, вооруженный винтовкой «Маузер», пистолетом «Астра» в колодке и двумя бомбами; комиссар в пилотке и в комбинезоне-моно, вооруженный «Длинным Браунингом».

На обмундировании, в зависимости от его покроя и назначения, звезды носили либо в нижней части рукава, либо на цветном клапане на левой стороне груди, выше кармана или на том же уровне, — на плаще, куртке, шинели-пелерине, утепленной одежде.

Красный цвет клапана был присвоен пехоте, зеленый — горнострелковым батальонам, голубой — кавалерии. Красный с черным клапан был у артиллеристов, темнокрасный — у инженерных войск, желтый — у военных медиков, черный — у танкистов. А летчики, при зеленой отделке пилоток, нагрудные звезды и крылышки крепили на красный клапан.

Одну золотую или серебряную шестиконечную звезду носил над обшлагом альферес — младший лейтенант. Теньенте (лейтенант) имел две звездочки, капитан — три, расположенные треугольником. Команданте, майор, обозначался большой восьмиконечной звездочкой на обшлаге; теньенте коронель, подполковник, — двумя звездами: коронель, полковник, — тремя в линию. Хенераль де брихада носил на обшлаге, на перекрестии вышитых золотом сабли и жезла, четырехконечную звезду. Две звезды поменьше по обе стороны эмблемы имел хенераль де девисион. Генеральские знаки различия были и на углах воротника, а на пилотке смещались влево.

А эмблемы отдельных частей и соединений, располагавшиеся над локтями, на груди, демонстрировали огромное количество разнообразнейших рисунков, орнаментов и расцветок…

Наряду с регулярной армией в Испанской республике создавались и милиционные формирования Народного фронта — самой разной политической ориентации, но единые в противодействии фашистам. Рабочий комбинезон-моно — серого, зеленоватого, синего цвета стал как бы униформой многих милисианос. В дальнейшем он широко распространился в республиканских войсках — от Страны Басков до Андалусии, от Мадрида до Барселоны. Человек в моно и пилотке стал олицетворением борца за свободу Испанской республики.

Читайте также:  garage band приложение для айфона что это такое

В первые месяцы гражданской войны почти не было возможности внешне различить противоборствующие войска. Но 31 октября 1936 г. в республиканской армии ввели свои элементы военной формы.

Знаки различия республиканцев отдаленно напоминали прежние, которые продолжали носить франкисты. Вместо желтых 6- и 8-конечных звезд на рукавах или на груди нашивали окантованную золотом красную звезду и короткие золотые галуны под нею. Золотыми горизонтальными галунчиками над мыском обшлага обозначали офицеров — у капитана их было три. Под мыском располагались более широкие галуны штаб-офицеров, увенчанные звездой. Звезда без окантовки и вертикальные красные нашивки были над обшлагом у бригадира и сержанта. Аналогичные знаки имелись на околыше фуражки по обе стороны эмблемы рода войск, а звезда была на тулье. Капрал носил красный шеврон углом вверх и без нарукавной звезды.

i 041

ФРАНКИСТЫ: лейтенант, командир роты милиции «Испанской фаланги» в парадной форме с пистолетом «Астра-600» и полевым биноклем; капрал милиции андалусийских «Рекете» в полевой форме и армейском снаряжении с винтовкой «Маузер» 1893 г.

Политкомиссаров отличала красная звезда в красном круге, а под нею — узкие или широкие красные полоски по чину (должности). Подобно офицерским, эти знаки носились и на нагрудном клапане, часто дополненные красным шейным платком.

Генералы республики носили на рукавах или на груди три красные звезды треугольником и золотые жезл и саблю меж ними. Козырьки генеральских (и многих офицерских) фуражек параллельно краю окантовывались золотом. Посередине околыша сиял золотом испанский герб, но на тулье краснела звезда.

Высшие командиры, генштабисты, прикрепляли над знаками различия до четырех граненых трехлучевых звезд — в зависимости от должности. Командир бригады носил одну звезду, командир армейского корпуса — три. Лучи звезд символизировали единство коммунистов, социалистов и других антифашистских сил.

Офицеры республиканского флота вместо петли на верхнем галуне увенчивали прямые нарукавные нашивки пятиконечной звездой. Сочетание золотых галунов, соответствие чинов, покрой обмундирования были сходны с принятыми во многих флотах мира.

Похоже обозначались и офицерские чины республиканских летчиков. Верхний галун изламывался небольшим мысиком. Над пилотскими нагрудными крылышками, носившимися повыше галунов, была красная звездочка. Золотая эмблема, украшенная летящим орлом, перекрытым четырехлопастным пропеллером, смотрелась более декоративно, чем прямая серебристая у летчиков Франко.

Конный эскорт президента республики сохранял традиционные синие мундиры, красные канты, лампасы и околыши — на них, правда, появлялись республиканские галуны, как и на рукавах, — золотые погоны, эполеты, блестящие кирасы и каски с красными плюмажами, белые лосины и высокие лакированные ботфорты. Стиль XIX века испанцы сохраняли подобно французам.

Но за свободу республики боролись не пышные президентские конвойцы, а одетые в светлую зеленооливковую, часто с брюками навыпуск, форму карабинеры и национальные гвардейцы в синих моно и с красными околышами серо-зеленых пилоток. Синюю форму с серебряными окантовками, знаками и пуговицами носили штурмгвардейцы. В бой они ходили и в серых моно, но при синих с серебром фуражках. Амуниция у них встречалась и черной, и коричневой кожи. Силы безопасности нередко вооружались мощными испанскими маузерами «Астра» с деревянными кобурами-прикладами.

СССР помогал не только пушками, танками, самолетами, боеприпасами, не только в испанских пилотках и беретах воевали за республику, но и в привезенных вместе с советскими боевыми машинами летных и танкистских шлемах, комбинезонах, ремнях.

Что до интербригадовцев, то часть из них одевалась так же, как и другие военнослужащие республиканской армии. Но многие сохраняли и национальные черты обмундирования и снаряжения. Французы, например, носили свои армейские френчи и кожаную амуницию образца 1916 г., и даже новейшую, образца 1936 г. И конечно же, были у французов родные, окрашенные в сизоватый «цвет горизонта» адриановские каски. На американцах были брезентовые ремни-патронташи и плечевые лямки, у англичан над левым локтем нашивался «Юнион Джек», немцев отличали глубокие рогатые шлемы и тройные маузеровские подсумки.

i 042

РЕСПУБЛИКАНЦЫ: подполковник в служебной форме; генерал, командир дивизии, в повседневной форме.

Довольно много республиканских бойцов — ополченцев, партизан — было одето в лишь слегка военизированную гражданскую одежду. На рабочие куртки и клетчатые рубахи надевали патронташи, с полосатыми штанами сочетались солдатские бутсы и обмотки, высокие шнурованные ботинки, сапоги. Иногда военный вид придавали только армейская пилотка и винтовка с единственной обоймой, да брючный ремень вместо портупеи. За неимением кожаных башмаков многие защитники республики обувались в альпаргатас — род тапочек на веревочной подошве. Надевали их обычно на белые носки, завернутые на лодыжках, а голени часто еще обвивали армейскими обмотками. Но нередко обуты республиканцы были на босу ногу и в обувь самую произвольную.

За республиканцев воевали и троцкисты. Их отличали буквы красного цвета — ПОУМ — под нагрудной красной звездой. Иным советским людям контакты с «поумовцами» обернулись потом приговором по 58-й…

Организованная коммунистами рабочая милиция носила синие полукомбинезоны — и мужчины, и женщины. Красные пилотки украшала аббревиатура Народного союза, а на красной повязке над левым локтем несколько непривычно — рукоятками — скрещивались серп и молот.

ФРАНКИСТЫ: легионер 1-го класса в летней полевой форме с карабином «Маузер» 1898 г. и облегченной выкладке.

Боец рабочей милиции в армейской каске и солдатском снаряжении, вооруженный винтовкой «Маузер».

Андалусийские милисианос в широкополых соломенных шляпах и перекрещенных на груди патронташах, одетые по-крестьянски, были похожи на мексиканских повстанцев Панчо Вильи — фильм «Вива, Вилья!» в тридцатые годы был очень знаменит.

Красные колпаки носили каталонские ополченцы. А традиционные баскские береты встречались по обе стороны Северного фронта.

Немцы из легиона «Кондор» одевались в униформу германского покроя, но в испанской горчично-бежевой цветовой гамме. Звездочки над карманом и на пилотках — по испанской схеме чинов — окантовывались войсковыми цветами вермахта. Немецкие унтер-офицеры получили золотые галунчики на испанский манер. Традиционная германская «мертвая голова» с маленькой свастикой под нею красовалась на черных беретах танкистов.

Итальянцы в Испании почти полностью сохраняли национальную униформу, но довольно часто надевали испанские пилотки и шлемы. Впрочем, носили они и итальянские круглые маски, украшенные у берсальеров — элитной пехоты — пучком перьев; раскладные пилотки и кепи. Над левым локтем нашивались разноцветные щитки с эмблемами дивизий — «Литторио», «Фламме Нере» и других. Нарукавные и нагрудные знаки различия, знаки на пилотках повторяли испанскую схему, но на воротники нашивались фигурные петлицы итальянского стиля.

Источник

Понравилась статья? Поделить с друзьями: